Л.И. Бородкин, И.М. Пушкарева, И.В. Шильникова

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КОСТРОМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ >


Л.И. Бородкин, И.М. Пушкарева, И.В. Шильникова

2010 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:
больше информации прямая печать на пластике http://abaris.net.ru/print-on-plastics

Рабочие – предприниматели – власть

в конце XIX – начале ХХ в.: социальные аспекты проблемы

Материалы V Международной научной конференции Кострома, 23–24 сентября 2010 года

ЧАСТЬ I

РАЗДЕЛ I. РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В ПОИСКАХ ВЫХОДА ИЗ МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ТУПИКА: НОВЫЕ ПОДХОДЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Л.И. Бородкин, И.М. Пушкарева, И.В. Шильникова

Структура и динамика протестного движения рабочих России (1895-1904 гг.): анализ базы данных[1][2]

Родившись на заре рабочего движения, в конце XIX века, стачка и по сей день нередко является наиболее действенной формой разрешения трудовых конфликтов. В настоящей работе проводится анализ динамики и структуры стачечного движения в России в 1895 – 1904 гг. Основным источником в данном исследовании является уникальное издание «Рабочее движение в России. 1895-февраль 1917 гг. Хроника» (далее «Хроника»), характеристика которого дается в нашей статье, представленной в настоящем сборнике[i]. Сведения о более чем 7000 конфликтов были перенесены в реляционную базу данных, содержащую 15 взаимосвязанных таблиц, охватывающих всю информацию о каждом конфликте[ii].

Первый раздел статьи посвящен анализу динамики различных типов (форм) трудовых конфликтов и рабочих выступлений в 1895-1904 гг. – в течение десятилетия, предшествовавшего революции 1905 г. Во втором разделе рассматривается динамика стачек по месяцам, при этом отдельно анализируется вопрос о сезонности коллективных стачек. Отраслевая специфика стачечного движения рассмотрена в третьем разделе, а динамика действий местных властей и фабричной администрации в ходе стачек – в четвертом разделе статьи. Пятый раздел посвящен анализу основных требований рабочих в трудовых конфликтах и общих итогов стачек в годы промышленного подъема и спада.

Анализ данных проводится в данной работе с учетом фактора экономической конъюнктуры. В этой связи в ряде разделов сопоставляются показатели рабочего движения за 1897 и 1903 гг. – годы, характеризующие, соответственно, положительной и отрицательной фаз экономического цикла конца 1890-х – начала 1900-х гг.

1. Динамика различных типов (форм) трудовых конфликтов и рабочих выступлений в 1895-1904 гг.

Начнем с представления в протестном движении рабочих России соотношения стачек на отдельных предприятиях, которыми обычно оперировала фабричная инспекции, с остальными типами трудовых конфликтов и открытыми выступлениями рабочих, из которых нами выбраны собрания, митинги и демонстрации (см. Табл.1).

Таблица 1. Количество и доля различных типов трудовых конфликтов и рабочих выступлений за год. 1895-1904 гг.

 

Рис.1. Динамика различных типов трудовых конфликтов (количество случаев)

1- стачки, 2 – волнения, 5 – коллективные стачки, 7 – демонстрации, митинги

Рис.1 отчетливо показывает, что наименьшее количество стачек было зафиксировано в 1895-1896 гг. (менее 300 за каждый год) – на начальном пролетарском этапе развития рабочего движения в России, и в 1904 г., когда после подъема 1903 г. происходит количественный спад практически всех типов рабочих выступлений, кроме митингов и демонстраций. Последнее в значительной степени объяснялось начавшейся мобилизацией рабочих в связи с вступлением России в начале 1904 г. в войну с Японией. При этом практически впервые показано, что демонстрации и митинги как формы рабочего движения становятся заметными в 1899 г., что их число росло, увеличившись до 200 к 1903 г. – году всеобщих стачек и массового подъема движения, и сохранилось на подъеме в 1904 г. Цели «маленькой победоносной войны», нужной правительству, чтобы остановить массовое движение в стране, к концу 1904 г. не были достигнуты.

Эта тенденция подтверждается и процентными данными Табл.1 и Рис.2, которые показывают, что доля демонстраций и митингов год от года на протяжении всего десятилетия накануне Первой русской революции увеличивается и в процентах к общему количеству трудовых конфликтов: практически с нуля в 1895 г. до 24,8% в 1904 г.

Рис.2. Динамика различных типов трудовых конфликтов (в процентах от их общего количества)

1- стачки, 2 – волнения, 5 – коллективные стачки, 7 – демонстрации, митинги

Учет динамики всех семи различных типов трудовых конфликтов и рабочих выступлений показывает, что при сохранявшемся преобладании стачек в протестном движении к 1904 г. происходит снижение доли стачек на отдельных предприятиях, волнений, подачи жалоб и предъявления требований, но при этом увеличение доли коллективных стачек, собраний и демонстраций.

2. Динамика стачек на отдельных предприятиях и коллективных стачек по месяцам.

Рис. 3, 4, 5 отражают динамику стачек на отдельных предприятиях и коллективных стачек по месяцам за отдельные годы рассматриваемого десятилетия.

Количество стачек на отдельных предприятиях за каждый месяц 1899-1902 гг. (эти четыре года выбраны как типичные: когда рабочее движение уже прошло начальный этап, но не достигло пика 1903 г.) отражено на Рис.4. Здесь графики выявляют неравномерность стачечной активности в течение года.

Рис.3. Месячная динамика количества стачек (1899 – 1902)

В целом кривые графиков на рис.3 ведут себя согласованно: пик в мае (1899, 1901, 1902), для 1900 г. этот пик прошел в апреле, в мае мы видим снижение, но совсем небольшое; спад в июне (все четыре года); новый пик в июле (за исключением 1901 г.).

Сходную ситуацию мы наблюдаем и на графиках, отражающих динамику коллективных стачек (см. Рис.4). Там так же видны пики апреля-мая и июля.

Рис.4. Месячная динамика количества коллективных стачек

В целом и для стачек на отдельных предприятиях, и для коллективных стачек наименее активными были февраль-март, и для ряда лет – конец осени. Это подтверждают и графики, показывающие месячную динамику стачек на отдельных предприятиях и коллективных стачек за весь десятилетний период (1895-1904) – см. Рис. 5.

Рис.5. Месячная динамика количества стачек на отдельных предприятиях и коллективных стачек (1895-1904)

1 – стачки на отдельных предприятиях, 2 - коллективные стачки

Объяснение этой динамики определяется тем, что в апреле-мае на многих промышленных предприятиях происходило перезаключение договоров с рабочими в связи с окончанием одного операционного года и началом следующего. Это позволяло фабричной администрации вводить с нового операционного года более низкие расценки на некоторые виды работ, изменять систему штрафования и т.п., что вызывало протест со стороны рабочих, который подогревался, начиная с 1900 г. первомайскими праздниками, отмечавшимися в России под влиянием революционной агитации 18 апреля (по старому стилю).

Июльский пик стачечной активности, отразившийся на графиках, скорее всего, был связан с тем, что в это время рабочие, сохранявшие связь с землей, нередко покидали предприятие, уходя на полевые работы. На оставшихся на фабриках и заводах рабочих перекладывались обязанности, которые должны были выполнять ушедшие. Результатом был рост недовольства, поскольку оставшиеся на предприятии рабочие считали этот момент удобным для выдвижения требований повышения заработка, расценок и пр. и не редко добивались результата в ходе стачек, число которых росло каждое лето.

3. Отраслевые динамики стачек на отдельных предприятиях и коллективных стачек

На рубеже XIX – XX вв. наибольшее количество рабочих было занято в текстильном, металлообрабатывающем и пищевом производствах. Первые две отрасли были выбраны для сравнения стачечной активности в течение интересующего нас десятилетия.

На Рис.6 представлен график, показывающий динамику стачечного движения в двух отраслях в 1895 – 1904 гг. Наиболее очевидное совпадение в движении кривых обоих графиков – 1902-1904 гг., т.е. пик 1903 г.

Однако, в 1903 г. количество стачек на текстильных предприятиях было меньше, чем в 1897 г., который дал 173 стачки за год (наивысший результат для текстиля за 10 лет). У металлистов, кроме 1903 г., видим взлет в 1899 г. С этого момента, 1899 г., количество стачек на предприятиях металлургии и металлообработки превосходит тот же показатель по предприятиям текстильной отрасли.

Рис.6. Динамика количества стачек на отдельных предприятий в двух отраслях. 1895-1904.

Если посмотреть, какую долю составляли стачки в этих отраслях от общего числа стачек (Рис.7), то увидим: до 1898 г., т.е. на начальном этапе развития рабочего движения в России, в процентном отношении стачки на текстильных предприятиях явно доминировали (1897 г. – примерно 40% от всех стачек). Начиная с 1899 г. доля стачек среди металлистов превосходит долю стачек среди текстильщиков.

Рис.7. Динамика стачек на отдельных предприятиях в двух отраслях (в процентах от общего количества за год). 1895-1904.

На Рис.8 можно увидеть, что кривые отраслевых графиков динамики коллективных стачек не всегда совпадают, но при этом заметно совпадение в обеих отраслях в начале и в конце десятилетнего периода. Очевидно, что в коллективных стачках лидерство рабочих текстильных предприятий в 1900 г. (т.е. на год позднее, чем в стачках на отдельных предприятиях) сменяется преобладанием в стачках рабочих предприятий металлургической отрасли.

Рис.8. Динамика количества коллективных стачек в двух отраслях. 1895-1904.

4. Действия местных властей и фабричной администрации в ходе стачек

Диаграмма на Рис.9 представляет действия хозяев и фабричной администрации, а также местных властей в случаях возникновения стачек. Нами были выбраны наиболее часто встречающиеся варианты: увольнения рабочих, аресты, вызов полиции или/и войск, вмешательство фабричного инспектора.

На Рис.9 в течение шести лет из десяти рассматриваемых (1895, 1897, 1900, 1902, 1903, 1904 гг.) столбик «вызов полиции или войск» поднимается выше остальных, а оставшиеся три года (1896, 1898, 1899 гг.) самым высоким оказывается на рисунке столбик диаграммы «фабричный инспектор». Только в 1901 г. примерно одинаковы столбики «арест» и «фабричный инспектор». «Увольнения» выходят на второе место в 1902 и 1903 гг., а в шести случаях из десяти (1896-1901) это самый низкий столбик. «Аресты» в девяти случаях из десяти (кроме 1901) занимают третье место.

Рис.9. Динамика действий властей и фабричной администрации против участников стачек на отдельных предприятиях. 1895-1904.

Сравнивая те же действия хозяев предприятий и местных властей в случаях возникновения коллективных и стачек на отдельных предприятиях на протяжении десяти лет (см. Рис.10), можно видеть, что по отношению к участникам стачек на отдельных предприятиях чаще использовались более мягкие наказания – такие, как увольнение. Доля же стачек, в ходе которых производились аресты, явно выше для коллективных (более 17,5%), чем для стачек на отдельных предприятиях (порядка 11,5%). Примерно одинакова доля стачек и коллективных, и на отдельных предприятиях (около 14,5-15%), для подавления которых вызывались войска или полиция. Присутствие фабричного инспектора гораздо чаще наблюдалось во время стачек на отдельных предприятиях, а по отношению к участникам коллективных стачек местные власти и фабричная администрация действовали более жестко.

Рис.10. Действия властей и фабричной администрации против стачечников: сравнение стачек на отдельных предприятиях и коллективных стачек. 1895-1904.

1 – стачки на отдельных предприятиях, 2 – коллективные стачки

Коллективные стачки практически всегда имели не просто инициаторов –зачинщиков стачки, а организаторов из числа радикально настроенных рабочих, часто связанных с нелегальными организациями – партийными комитетами и группами. Поэтому случаев арестов тоже больше в коллективных стачках. Стачки на отдельных предприятиях, возникшие стихийно, были более подвластны фабричной инспекции.

Месячная динамика тех же действий властей и фабричной администрации за все десять лет представлена на Рис.11.

Рис.11. Месячная динамика действий властей и фабричной администрации против стачечников. 1895-1904.

Как видим, май месяц – «пик» всех четырех графиков, а июль – «пик» в использовании силовых методов подавления стачек (вызов полиции, войск).

При сравнении Рис.5 (см. выше) и Рис.11 видим, что с кривой графика месячной динамики общего количества стачек за десять лет, из действий властей больше всего совпадает график «вызов полиции». Это свидетельство того, что накал стачечной борьбы, как правило, приводил к силовому решению конфликта. Материалы «Хроники» указывают и на «обратную связь»: в ряде губерний России частое подавление рабочих выступлений с использованием вооруженной силы вызывало собрания, митинги, демонстрации, а также короткие стачки протеста против действий властей.

Рис.12 и Рис.13 показывают как изменилась отраслевая структура стачечного движения на двух срезах – 1897 и 1903 гг.

Рис.12. Количество стачек, происшедших на предприятиях разных отраслей. 1897 и 1903 гг.

Как видим, наибольшее количество стачек в 1897 г. дала текстильная отрасль – 173 стачки (кстати, для текстиля это высший показатель за весь период 1895-1904 гг.), на втором месте металлообработка – 75 стачек, что в 2,3 раза меньше, чем на текстильных предприятиях (в число рабочих, занятых металлообработкой впервые включены рабочие крупных железнодорожных мастерских типа Александровских в Петербурге, а так же металлурги); на третьем месте – обработка животных продуктов – 48 стачек. В 1903 г. картина резко меняется: на предприятиях металлообрабатывающей промышленности зафиксировано 259 стачек (это почти в 3,5 раза больше, чем в 1897 г.); на второе место выходит пищевая промышленность – 144 стачки (это почти в 8,5 раз больше по сравнению с 1897 г.); текстильная отрасль – только третья по этому показателю (110 стачек, т.е. примерно в 1,6 раза меньше, чем в 1897 г.). Количество стачек увеличивается в отрасли, занятой обработкой минеральных веществ, деревообработкой, добывающей промышленностью, но особенно среди рабочих, связанных с металлообработкой и в пищевой промышленности. Они дают в 1903 г. не только количественный рост стачек, но и увеличение их процентной доли (см. Рис.13). В 1903 г. стачки на металлургических и металлообрабатывающих предприятиях составляли четвертую часть (25,5%) от их общего числа. Доля же стачек на предприятиях текстильной отрасли снизилась в 3,6 раза – с 39,2% до 10,8%, т.е. текстильщики, ставшие наиболее активными участниками стачечного движения на начальном его этапе, уступали эту роль в начале ХХ века металлистам.

 

Рис.13. Доля стачек (%%), происшедших на предприятиях разных отраслей. 1897 и 1903 гг.

Это в определенной степени можно объяснить как ростом числа металлообрабатывающих предприятий и числа рабочих в них, так и другими причинами. Устоялось мнение о том, что накануне первой русской революции металлисты представляли собой наиболее организованную часть российского пролетариата, на них делали главную ставку в своей агитационно-пропагандистской деятельности представители социал-демократических организаций.

5. Основные требования рабочих в трудовых конфликтах

 и общий результат стачек 1897 г. и 1903 г.

Рис.14 наглядно свидетельствует о том, что в 60% стачек на обоих «временных срезах» рабочие выдвигали требования – связанные с повышением оплаты их труда.

Рис.14. Основные требования, выдвигавшиеся в ходе стачек (%% к общему количеству стачек). 1897 и 1903 гг.

В 1903 г., хотя и немного (на 2,1%), увеличилась доля стачек, в которых рабочие требовали изменения длительности рабочего дня. Но более существенное увеличение можно наблюдать в отношении стачек, в ходе которых рабочие выдвигали требования социального характера. Они были связанны с улучшением бытовых условий, качества продуктов в фабричных харчевых лавках, а также с требованиями сохранения, введения и/или повышения различных социальных выплат, предоставления бесплатных медицинских, образовательных услуг. Особое место занимали требования вежливого обращения со стороны служащих, обоснованности увольнений, а также протесты против грубости со стороны администрации и служащих, вымогательств, взяток, обысков, обсчетов, что указывало на рост самосознания определенной части рабочих.

На Рис.15 представлены два графика – за 1897 и 1903 гг., отражающие помесячно процентную долю стачек, в которых рабочие выдвигали требования, связанные с расценками на работы – увеличение, сохранение прежних расценок, выравнивание расценок рабочих разных отделений и т.п. Помесячная динамика этого показателя имеет большой размах: от 0 до 30% в 1897 г., от 2 до 22% в 1903 г. При этом сходство графиков наблюдается только по динамике последних месяцев года; кроме того, к 1903 г. динамика рассматриваемой категории стачек становится более сглаженной, не содержит таких выраженных пиков, которые характерны для 1897 г.

Рис.15. Доля стачек, в которых рабочие выдвигали требования повышения, сохранения, выравнивания расценок (%% от количества стачек за месяц). 1897 и 1903 гг.

 

Кривая графика 1897 г. снова указывает на пик в апреле, что подтверждает предположение о том, что в начале нового операционного года уровень расценок был исключительно актуален для рабочих, требовавших либо повышения расценок с нового операционного года, либо сохранения их на прежнем уровне (если фабричная администрация объявляла об их снижении). После падения в мае график 1897 г. вновь идет вверх в июне-июле и, особенно, в августе, когда мы видим второй пик подъема.

Характерной особенностью графика 1903 г. является «дуга», идущая на подъем в период с апреля по июнь-июль, которая показывает тяжбу за расценки, переходящую в стачки.

Интересно, что оба графика дают пик в октябре. Это требует исследования особенностей российского производства и, возможно, было связано с протестом рабочих против перехода на пониженные зимние расценки, поскольку эта практика обнаруживается в источниках за рассматриваемый период. Так или иначе, но величина коэффициента корреляции, отражающего степень согласованности сезонного хода стачек данной категории в 1897 и 1903 гг., близка к нулю (r = 0,05), что говорит о значительной роли фактора экономической конъюнктуры на разных фазах цикла деловой активности.

Борьба всегда интересна результатом. Так, на Рис.16 и Рис.17 можно видеть количество и процентное соотношение стачек, в которых: требования были полностью удовлетворены; не удовлетворены или удовлетворены частично. При этом выделены требования, которые не были удовлетворены, но фабричная администрация обещала их удовлетворить. Сделано это потому, что довольно большое число повторных стачек происходило в связи с невыполненными обещаниями.

 

Рис.16. Результаты стачек (количество случаев). 1897 и 1903 гг.

 

Рис.17. Результаты стачек (%% от общего количества стачек). 1897 и 1903 гг.

Очевидно, что и в количественном, и в процентном отношении стачки, заканчивавшиеся поражением рабочих, составляют самую большую группу, причем доля их увеличилась в 1903 г. на 4,4% по сравнению с 1897 г. Почти неизменной остается доля стачек, в результате которых требования рабочих частично были удовлетворены. И заметно снижается доля стачек

- которые были выиграны рабочими (на 7,8%),

- в которых фабричная администрация обещала выполнить требования рабочих (на 3%).

Эта ситуация в некоторой степени объясняется общим количественным ростом стачек в 1903 г., в связи с чем снижается процент выигранных. Возможно также, что предприниматели в начале ХХ в. уже приобрели опыт совместных действий (взаимодействия) при противостоянии рабочим выступлениям. Кроме того, промышленный кризис начала ХХ в. давал предпринимателям возможность более жестко реагировать на выступления рабочих, поскольку угроза увольнения в тех условиях являлась для рабочего серьезным рычагом давления. И еще одно: доля стачек, закончившихся обещаниями предпринимателей удовлетворить требования рабочих, могла снизиться и по той причине, что такой неопределенный ответ в 1903 г. уже не устраивал рабочих и зачастую не мог успокоить их.

Особенности помесячной динамики стачечного движения на фазах подъема и спада экономической конъюнктуры отражены в таблицах Приложения.

Рис.18 и Рис.19 показывают месячную динамику стачек выигранных (Рис.18) и проигранных (Рис.19) рабочими в 1897 и 1903 гг. На Рис.18 кривые графиков ведут себя согласованно почти на всем своем протяжении, особенно это очевидно на отрезках март-май и июнь-ноябрь. Для обоих лет наибольший процент выигранных рабочими стачек приходится на октябрь (29,2% - в 1897 г. и 31% в - 1903 г.). Резкое снижение доли стачек, в которых требования рабочих были удовлетворены, мы наблюдаем в 1897 г. и в 1903 г. в июле, притом в 1903 г. это вообще самое низкое значение выигранных стачек – всего 3,2%). Объяснить это можно, конечно, и ростом количества стачек в июле, причем для 1903 г. этот общий рост стачечного движения «в разы» больше, чем в 1897 г.

Рис.18. Доля стачек, требования в которых были удовлетворены (%% от общего количества стачек). Месячная динамика. 1897 и 1903 гг.

Графики, показывающие месячную динамику стачек, проигранных рабочими (см. Рис.19), ведут себя менее согласованно, иногда образуя «ножницы». Наиболее заметно это в феврале и сентябре. В сентябре 1897 г. доля стачек, в которых рабочим в их требованиях было отказано, составила чуть ли не половину – 47,6%. Эти различия связаны с конкретными сезонными проявлениями экономической конъюнктуры в 1897 (успешном) и 1903 (кризисном) годах.

Рис.19. Доля стачек, требования в которых не были удовлетворены (%% от общего количества стачек). Месячная динамика. 1897 и 1903 гг.

 

Далее Рис. 20 и Рис. 21 показывают количество и процентную долю выигранных рабочими стачек в разных отраслях промышленности.

 

Рис.20. Стачки на предприятиях разных отраслей, в которых требования рабочих были удовлетворены (количество случаев). 1897 и 1903 гг.

Рис.21. Стачки на предприятиях разных отраслей, в которых требования рабочих были удовлетворены (%% от общего количества стачек). 1897 и 1903 гг.

Здесь можно отметить ряд интересных моментов. Так, выигранные стачки на текстильных предприятиях увеличиваются и количественно, и в процентном отношении от стачек данной отрасли. В 1903 г. в процентном отношении увеличение заметнее – в 2,3 раза. Это можно объяснить тем, что количество стачек в текстильной отрасли в 1903 г. меньше, а в отраслях, связанных с металлом заметно больше, чем в 1897 г.: а чем больше количество стачек, тем в соотношении с общим числом меньше случаев, когда требования полностью удовлетворяются. Высказанное предположение в известной степени подтверждается и данными по пищевой промышленности: количество стачек на предприятиях этой отрасли, также как и у металлистов, в разы возросло в 1903 г. (см. выше Рис.12 и 13), и также как у металлистов мы видим снижение доли выигранных стачек с 23,5% до 6,9%, т.е. в 3,4 раза.

Рис. 22 и рис.23 показывают количество и процентную долю проигранных рабочими стачек в разных отраслях промышленности.

Рис.22. Стачки на предприятиях разных отраслей, в которых требования рабочих не были удовлетворены (количество случаев). 1897 и 1903 гг.

 

Рис.23. Стачки на предприятиях разных отраслей, в которых требования рабочих не были удовлетворены (%% от общего количества стачек). 1897 и 1903 гг.

Диаграммы представляют, как увеличилось за семь лет количество и доля проигранных стачек в металлообработке и пищевой промышленности, что полностью согласуется с двумя предыдущими диаграммами (Рис.20 и 21), показывающими снижение доли выигранных стачек на предприятиях этих двух отраслей.

Иная картина в текстильной отрасли. Рис.20 и 21 показывают, как росла доля стачек, в которых требования рабочих выполнялись, а Рис. 22 и 23 фиксируют одновременное увеличение доли проигранных стачек в этой отрасли. Похожую динамику дают графики для смешанных производств, где ряд предприятий были связаны с текстильным производством.

Завершение трудовых конфликтов с разными результатами зависело от многих обстоятельств. В качестве наиболее существенных можно выделить участие в стачке всех рабочих предприятия; вызов полиции и/или войск для усмирения рабочих и прекращения беспорядков; действия рабочих в ходе стачки, а именно – порча и уничтожение фабричного имущества; вмешательство в ход конфликта фабричного инспектора; агитация.

Как показывает коэффициент корреляции, вмешательство фабричного инспектора по данным 1897 г. находится в тесной связи с возможностями удовлетворения требований стачечников: там, где зафиксировано присутствие фабричных инспекторов, требования удовлетворялись чаще (r = 0,43). Обратная картина характеризует 1903 г. (r = -0,12), когда по мере приближения к революционному 1905 г. вмешательство фабричных инспекторов уже не оказывает сколько-нибудь серьезного влияния на исход стачек, что отмечалось самими инспекторами в докладных записках, анализирующих развитие рабочего движения в то время. В условиях его подъема в 1903 г. фабричные инспектора просто не успевали проследить за ситуацией на всех подконтрольных им предприятиях, а вмешательство их в ход трудовых конфликтов делало его в условиях широкого массового подъема малозаметным, да и малоэффективным. В источниках, относящихся к более раннему времени отмечено немало случаев, когда сами рабочие требовали присутствия фабричного инспектора и его вмешательства в их конфликт с хозяевами, но постепенно в связи с обострением обстановки и нарастанием массовых выступлений в той или иной местности доля таких случаев в общем потоке стачечного движения сокращалась.

 

Итак, «Хроника» и созданная на ее основе база данных, как показывает наше исследование, предоставляют широкие возможности для анализа различных аспектов стачечного движения в Российской империи в конце XIX – начале ХХ вв. Полученные результаты впервые на примере такого количества конфликтов позволяют представить количественные показатели стачечного движения рабочих, определить его отраслевые и региональные особенности на разных фазах делового цикла, а также влияние различных факторов на исход конфликтов.

На протяжении рассматриваемого десятилетия непрерывно снижается доля стачек на отдельных предприятиях в общем потоке рабочего движения при одновременном росте доли стачек коллективных, а также демонстраций и митингов. Это свидетельствует о росте организованности и увеличении политической компоненты стачечной динамики. Однако при этом стачки как способ разрешения трудовых конфликтов не теряют своей значимости.

Исследование подтверждает известный в российской историографии тезис о том, что рабочие-текстильщики, являвшиеся явными лидерами среди стачечников на начальном этапе, в последующие годы уступают эту роль металлистам. Проведенный анализ данных четко определило эту границу – 1899-1900 гг.

Интересен полученный вывод о том, что после 1900 г. уменьшается количество стачек, проходивших с вмешательством фабричного инспектора. Во многом это объясняется общим нарастанием накала борьбы, когда обе конфликтующие стороны – предприниматели (фабричная администрация) и рабочие – ориентируются на более жесткие действия для достижения своих целей.

Увеличение оплаты труда – это требование было основным на всем протяжении рассматриваемого десятилетия. Представляется немаловажным, что к 1903 г. наблюдался заметный рост требований, связанных с развитием социальной инфраструктуры предприятий.

В условиях нарастания стачечного движения в начале ХХ в. наблюдалось снижение доли выигранных рабочими стачек. Она снижалась и с возрастанием тенденции к вызову полиции и/или войск. Зависимость положительного исхода стачек от агитации, участия фабричного инспектора, агрессивных действий рабочих была сильнее в начале десятилетия, чем в конце его.

Отмеченные тенденции в динамике стачечного движения в Российской империи конца XIX – начала ХХ в. во многом определили характер социального взрыва, происшедшего в 1905 г.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Таблица I. Категоризация помесячных данных о стачках в России. 1897 г.

 

Таблица II. Категоризация помесячных данных о стачках в России. 1903 г.

Источник: «Рабочее движение в России. 1895-февраль 1917 гг. Хроника».

Примечания

[1] Работа проводится при поддержке гранта РГНФ № 09-01-12119в.

[2] Ó Л.И. Бородкин,

И.М. Пушкарева,

И.В. Шильникова, 2010

[i] Бородкин Л.И., Пушкарева И.М., Шильникова И.В. База данных о рабочем движении в России конца XIX - начала XX вв.

[ii] Там же.

Вернуться к оглавлению V Международной научной конференции

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку