В.А. Скубневский

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КОСТРОМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ >


В.А. Скубневский

2010 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:
Цена на аквариумные растения в Сочи

Рабочие – предприниматели – власть

в конце XIX – начале ХХ в.: социальные аспекты проблемы

Материалы V Международной научной конференции Кострома, 23–24 сентября 2010 года

ЧАСТЬ II

РАЗДЕЛ III. СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ XIX – НАЧАЛА ХХ вв.

В.А. Скубневский [1]

Частное предпринимательство в промышленности на кабинетских землях Западной Сибири в пореформенный период[2]

Формирование кабинетского горного округа на юге Западной Сибири началось в 1747 г., когда императрица Елизавета Петровна конфисковала у наследников известного заводчика Акинфия Демидова Колывано-Воскресейские заводы. До 1834 г. округ назывался Колывано-Воскресенским, с 1834 по 1896 г. – Алтайским горным округом, с 1896 по 1917 г. – Алтайским округом. Современная историография чаще всего трактует принадлежность этих земель «российской короне»[i]. Управлялись они Кабинетом Его (Ее) императорского величества, отсюда название – «Кабинетские земли». В конце XIX в. (1897 г.) площадь Алтайского округа составляла 39 млн. десятин, а к 1915 г. – 41 млн. десятин[ii]. В настоящее время на данной территории размещаются помимо Алтайского края и Республики Алтай большая часть Новосибирской и Кемеровской областей и отдельные районы Томской области, Республики Хакасия, Восточного Казахстана. Это были наиболее богатые полезными ископаемыми (полиметаллические руды, золото, уголь, соль) и прочими природными ресурсами (прежде всего плодородные почвы) земли Западной Сибири.

После перехода данной территории от Демидовых Кабинету здесь монопольное и можно сказать исключительное (вне конкуренции) положение заняла кабинетская горная промышленность, представленная крупным комплексом горнодобывающих и металлургических предприятий, при этом центральное положение занимало производство серебра. С 1789 по 1861 г. его среднегодовая выплавка составляла 1 тыс. пудов, а это 90 и более процентов выплавки в Российской империи. С 1830 г. на кабинетских приисках также добывали золото.[iii] Работа кабинетской горной промышленности Алтая до 1861 г. обеспечивалась мастеровыми и приписными крестьянами, которые фактически были крепостными.

Говорить об условиях для развития частного предпринимательства и в горной, и в обрабатывающей промышленности горного округа до 1861 г. не приходится, ибо частная промышленность здесь фактически была запрещена рядом указов Кабинета ЕИВ. Правда, накануне отмены крепостного права горное начальство сделало исключение для владельцев нескольких крупчатных водяных мельниц. В 1850 г. их было три с 45 наемными рабочими, они произвели муки на 60 тыс. руб.[iv]

Частное предпринимательство в промышленности на кабинетских землях Западной Сибири стало развиваться лишь после отмены в 1861 г. крепостного права на фоне кризиса кабинетской горной промышленности. Исследователи этого вопроса встречаются с очень интересным явлением. С одной стороны, сам Кабинет и местная барнаульская окружная администрация проводили сдерживающую и даже запретительную политику в отношении частной промышленности, а, с другой, представители того же чиновничества и горные инженеры стремились оказаться в числе первых предпринимателей. К тому же конкуренция местного немногочисленного купечества, по крайней мере в 50-70-е гг. XIX в. была слаба. Дело в том, что до середины XIX в. в Алтайском горном округе купечество не было вполне самостоятельно в предпринимательской деятельности, ибо должно было, прежде всего, выполнять поручения и подряды от горного правления. Да и его численность даже в Барнауле (центре горного округа) была меньше, чем в прочих сибирских городах. По сведениям за 1851 г., в Барнауле при населении в 10 тыс. чел. было объявлено только 22 купеческих капитала, в то время как в Тюмени (такое же население) – 72, в Томске (13,5 тыс. чел.) – 76 капиталов[v].

К середине XIX в. Алтайский горный округ был довольно изолированной территорией. Хотя он и входил в состав Томской губ., барнаульское горное начальство напрямую подчинялось Петербургу. Многие стороны жизни горного округа регламентировались указами Кабинета. О запрете частной промышленности уже упоминалось. Сюда была запрещена массовая ссылка, округ был закрыт для переселенцев и, в то же время, воспрещалось переселение мастеровых и приписных крестьян на государственные земли.

Буржуазные реформы 60-70-х гг. XIX в. не могли обойти стороной царское имение. В 1861 г. было отменено зависимое положение мастеровых и приписных крестьян, в 1865 г. горный округ был открыт для переселенцев и вскоре стал одним из главных районов водворения переселенцев из Европейской России. Наконец, в условиях роста убытков от кабинетской горной промышленности, менялась экономическая политика Кабинета и местной администрации в отношении частной промышленности. В 1862 г. была разрешена добыча золота частным компаниям, в том же году было разрешено открывать частные винокуренные, стекольные, крупчатные, салотопенные и некоторые другие предприятия. Но о полной свободе предпринимательству в обрабатывающей промышленности говорить не приходится. На всю территорию горного округа распространялся запрет на применение паровых двигателей и котлов. Такая мера объяснялась необходимостью сохранения лесных богатев. Леса были кабинетскими и традиционно рассматривались как сырье для получения древесного угля, который в свою очередь, был необходим при выплавке металлов на металлургических кабинетских предприятиях. Всевозможные ограничения касались и разрешенных групп производства. Так, например, винокуренные заводы нельзя было устраивать в горнозаводских поселках и вблизи них. Обратим внимание и на специфические денежные сборы с владельцев, введенные кабинетскими властями. Так, частные золотопромышленные компания обязаны были платить Кабинету подати с добытого золота от 5 до 15% и арендную плату в 2%. Аренда земель под фабрики и заводы обходилась владельцам 1 руб. с десятины. Владельцы винокуренных и пивоваренных заводов выплачивали в пользу Кабинета особую поведерную плату (параллельно с акцизными сборами) и т.д.[vi]

Центральное место среди отставных горных служащих по размаху предпринимательской деятельности занимал Константин Павлович Платонов. Он был потомственным дворянином, учился в Пермской гимназии, но не окончил ее, так как был зачислен в штат Уральского горного правления по чертежной с званием унтершихтмейстера 3-го класса. В 1846 г. он был определен в Алтайское горное правление (ему было уже 34 года), в 1849 г. был произведен в коллежские асессоры. Позже получил чин надворного советника[vii].

Предпринимательская деятельность К.П. Платонова реализовывалась в мукомольном деле, винокурении, золотопромышленности, торговле, стекольном производстве. Он весьма активно привлекал капиталы компаньонов, большинство из которых были также отставными чиновниками или горными инженерами, но известно его сотрудничество и с купцом Г.Т. Бадьиным, а позже с его вдовой.

В 1866 г. К.П. Платонов в компании с отставными полковниками А.И. Ляпиным и Ярославцевым в деревне Зудиловой Барнаульского округа построили водяную мукомольную мельницу. В 1866 г. ее годовая производительность составляла более 50 тыс. пуд. муки, занято 20 рабочих, в 1890 г. – 70 тыс. пуд. при 30 рабочих. Формулярный список позволяет уточнить сведения об одном из компаньонов – Ляпине. Александр Иванович Ляпин был потомственным дворянином Московской губ., 1802 г. рождения, выпускник Горного института, службу на Колывано-Воскресенских заводах начал в 1823 г. шихтмейстером, звание подполковника получил в 1847 г., дошел до должности управляющего казенными золотыми промыслами (1842 г.) и советника Алтайского горного правления (1849 г.)[viii].

Но основу всего коммерческого дела семьи Платоновых (К.П. Платонова и его сына Ивана) составляло винокурение и виноторговля. Именно в этом качестве Платоновы были известны по всей Сибири. Они являлись владельцами довольно крупного Иткульского винокуренного завода и Барнаульского водочного завода. Судя по архивным источникам, идея строительства винокуренного завода в Бийском округе принадлежала барнаульскому купцу 2-й гильдии Григорию Терентьевичу Бадьину.

В числе желающих открыть на Алтае винокуренные заводы были помимо уже упомянутого Г.Т. Бадьина также кузнецкий купец 2-й гильдии М. Головачев, художник М.Б. Пранг (будущий владелец содового завода), колыванский купец 2-й гильдии П.А. Алексеев, томский купец 2-й гильдии Николай Колчин[ix]. Но в конечном итоге был открыт единственный Иткульский завод Г.Т. Бадьина. Первоначально Г.Т. Бадьин, а он уже был известным виноторговцем, в компании с отставным чиновником полковником Ястржембским получил разрешение на открытие в том же Бийском округе свеклосахарного завода. Но, по сообщению Г.Т. Бадьина, этот завод оказался убыточным.

Несколько слов об Ястржембском. Павел Николаевич Ястржембский, сын дворянина, «хорунжего бывших польских войск», родом из Каменец-Подольской губ., выпускник Горного кадетского корпуса, в 20 лет был определен на службу в Петербургский монетный двор, в 1836 г. переведен в Алтайский горный округ[x]. Здесь занимал разные должности, в том числе управляющего горными заводскими конторами: Сузунской, Томской, Локтевской, казенными золотыми промыслами (1856-1859). В 1862 г. ему было 50 лет, но к 1867 г. он уже умер. Так что прежняя компания Бадьина и Ястржембского распалась, а разрешение на строительство винокуренного завода Г.Т. Бадьин получал на свое имя. С 1869 г. К.П. Платонов уже упоминается как компаньон Г.Т. Бадьина, а в 1870 г. Алтайское горное правление заключило дополнительное соглашение с компанией «К.П. Платонов и Г.Т. Бадьин» о постройке винокуренного завода[xi], хотя завод уже действовал, более того, в 1869 г. выкурка вина уже превысила установленную Кабинетом норму для завода в 50 тыс. ведер. В указанном году было произведено 55 тыс., а в 1870 г. – 60,8 тыс. ведер. Видимо, Бадьин совсем не случайно искал компаньонов среди крупных чиновников.

Уже позже несколько бийских купцов, в их числе М.А. Яновский, Я. Сахаров, Н. Гусев, В. Бирюков жаловались начальнику горного округа, что якобы между К.П. Платоновым и Г.Т. Бадьиным был у маклера в 1867 г. заключен «скрытый договор» (скрытый, прежде всего, от Алтайского горного правления и Кабинета) о создании компании по строительству завода, и обвиняли К. Платонова в том, что он, будучи тогда еще на службе в должности советника горного правления, «отдал самому себе без торгов место под винокуренный завод»[xii]. Разумеется, К. Платонов все эти обвинения отметал.

Г.Т. Бадьин умер в 1872 г. и совладелицей Иткульского завода становится его вдова Евдокия Ивановна Бадьина, которая вскоре вышла замуж за чиновника Судовского. На первый взгляд, брак между купчихой и дворянином чиновником выглядит несколько странно, но вновь обнаруженные документы проясняют картину. Именно в год смерти Г.Т. Бадьина (1872 г.) отставной асессор Дмитрий Иванович Судовский получил свидетельство на разработку золота в Сибири[xiii]. А в следующем, 1873 г., Д.И. Судовский и К.П. Платонов стали компаньонами и приобрели Семеновский прииск в Мариинском округе Томской губ., ранее он принадлежал Коновалову, и один прииск в Алтайском горном округе. Так что компаньонка К. Платонова вышла замуж за другого компаньона[xiv]. Это круг близко знакомых людей.

В 1873 г. К.П. Платонов вместе с женой чиновника Айдаровой строит недалеко от Иткульского винокуренного стекольный завод, на котором изготавливали бутылки и прочую посуду для винокуренного завода, а также и оконное стекло, на этом предприятии было занято до 100 рабочих.

Производительность Иткульского завода к 1890-м гг. достигла 200 тыс. ведер, а обороты компании «К.П. Платонов и Е.И. Судовская» были не менее 1 млн. руб. В 1893 г. Константин Павлович умер и его доля в компании перешла к сыну Ивану, хотя Иван был уполномоченным по делам завода с 1881 г.[xv]

Другой интересный сюжет связан со строительством в Барнауле в 1864 г. первого в России содового завода. В литературе, начиная с дореволюционного времени, отмечалось, что владельцем и основателем этого предприятия был художник Матвей Богданович Пранг[xvi]. Но в действительности дело начинали его родные братья, чиновники Пранг-1-й (Иван Богданович) и Пранг-2-й (Егор Богданович). Художник Матвей Пранг писал: «Мыловаренно-содовый завод был устроен братьями моими Иваном и Егором Пранг(ами) на месте занимаемом еще в 1864 году»[xvii]. Таким образом, не петербургский художник М. Пранг получил разрешение от начальника Алтайского горного округа Фрезе строить содовый завод, а его братья - горные инженеры.

Братья Пранг являлись «сыновьями иностранного мастера Прусской державы», как сказано в формулярном списке Егора Пранга[xviii]. Старшие братья получили образование в Петербургском горном институте. Иван с 1835 по 1837 г. работал на знаменитом Александровском чугунно-литейном заводе в столице, в 1837 г. переведен на службу в Алтайские горные заводы, с 1850 г. был управляющим Павловского сереброплавильного завода, был женат на дочери полковника Злобина Софье Максимовне. Егор Пранг был переведен на Алтайские заводы с Нерчинских в 1847 г. Кстати, женат он был на дочери генерал-майора Татаринова Юлии Степановне. Так что старшие братья Матвея были в горном округе людьми известными и «с положением».

Строительство содового завода не вписывалось в разрешительные меры Кабинета, так как в перечне разрешенных производств содовое не упоминалось. Но первоначально завод был мыловаренно-содовым, а мыловаренное производство не запрещалось. Разрешение на строительство завода братьям Пранг дал лично А.Е. Фрезе, при этом, как писал М. Пранг, он лично посещал завод, а в 1866 г. даже совместно с генерал-губернатором Западной Сибири Дюгамелем[xix].

В 1870 г. Иван и Егор Богдановичи Пранги передали, практически продали содовый завод младшему брату Матвею за 14 тыс. руб., которые он обязался выплатить за 8 лет. Завод М. Пранга был известным на всю Сибирь предприятием, его сода раскупалась владельцами стекольных, кожевенных, овчинно-шубных предприятий, экспонировалась на многих российских выставках, в том числе на Нижегородской 1896 г. Предприятие известно и тем, что среди частных заводов здесь был в 80-е гг. XIX в. установлен первый в городе паровой двигатель.

Предпринимательство Николая Андреевича Давидовича-Нащинского реализовывалось в золотопромышленности, соледобыче, он также имел конный завод. Происходил Н.А. Давидович-Нащинский из потомственных дворян Вятской губ., учился в горном институте, на службу поступил в 20-летнем возрасте (1850 г.) и был направлен на Алтайские горные заводы[xx]. В его послужном списке были должности управляющего горными конторами Барнаульской, Павловской, Салаирской, младшего советника горного правления (1867 г.), дослужил до чина статского советника. В 1877 г. был избран первым городским головой Барнаула по Городовому положению 1870 г.

Добычей золота он начал заниматься еще в 1853 г., т.е., находясь на службе. Кроме того, вел добычу соли на Печаточном озере в Барнаульском округе, в 1888 г. ее добыто, например, 28,8 тыс. пуд., занято на промысле 28 рабочих, имел конный завод[xxi].

Очень интересны зарисовки приказчика П.Ф. Кочнева о братьях Функах. Хотя они не были служащими горного ведомства, стоит кратко сказать об их предпринимательстве, ибо они входили в круг барнаульского высшего общества, оба свободно говорили по-французски и по-немецки, имели хорошие библиотеки. Михаил и Дмитрий Егоровичи Функи были родом из прибалтийских немцев, дворяне. Михаил служил начальником Барнаульской почтово-телеграфной конторы, и оба брата занимались хлебной торговлей[xxii]. Михаил разбогател именно на хлебной торговле, что позволило ему стать судовладельцем (компания совместно с тарским купцом А.И. Щербаковым). Но известность ему принес небольшой завод охотничьей дроби, открытый в Барнауле в 1869 г., первое предприятие подобного профиля в Сибири и попытка (совместно с А.И. Щербаковым) установить прямое пароходное сообщение через Обскую губу и Ледовитый океан с Англией на рубеже 70-80-х гг. Окончилась она, правда, неудачно[xxiii].

В частной золотопромышленности Алтайского горного округа ведущие позиции заняли крупные компании, в которых преобладали дворяне и не только местные, но и столичные, вплоть до представителей придворных кругов. Это, впрочем, вполне объяснимо, ведь отвод земель в конечном итоге утверждался чиновниками Кабинета в Петербурге.

В 1880 г. была основана компания «Алтайское золотопромышленное дело» дворянином, сыном томского золотопромышленника И.Д. Асташева Вениамином Ивановичем Асташевым, правление находилось в Петербурге. Из 1000 паев самому В. Асташеву принадлежало 300 паев, банкиру Г.Е. Гинцбургу – 280, генералу П. Дурново - 100, И.Д. Красносельскому – 70, В.А. Ратькову-Рожнову – 60, великому князю Николаю Николаевичу - 30 и столько же принцу А. Гессенскому. За первые 25 лет деятельности компанией было добыто 350 пудов золота, число рабочих в 80-е гг. превышало 500 чел.[xxiv].

"Южно-Алтайское золотопромышленное дело было основано в 1881 г. генерал-майором, заводчиком П.Д. Мальцевым. Участие в компании делилось на 100 паев, из которых 30 принадлежало барону Г.Е. Гинцбургу, в числе пайщиков были В.А. Ратьков-Рожнов, князь А.К. Иммеретенский и др. С 1882 по 1000 г. компанией было добыто 532 пуда золота, число рабочих достигало 1,5 тыс. чел.[xxv]. В числе крупных золотопромышленников Алтайского горного округа также были красноярские купцы Кузнецовы, Даниловы. Но именно две указанные выше компании, т.е. «Алтайское золотопромышленное дело» и «Южно-Алтайское золотопромышленное дело» добывали более половины золота в частной золотопромышленности горного округа.

С 1895 г. Кабинет все чаще отдает в аренду частным и, как правило, крупным компаниям не только месторождения полезных ископаемых, но и собственные рудники и заводы. Если в середине XIX. в. горный округ, как уже отмечалось, был закрыт для частного предпринимательства, то на рубеже XIX – XX в. картина была диаметрально противоположной. Именно на кабинетских землях развернули свою деятельность крупные частные компании и нe только российские, но и иностранные. Австрийская компания «Турн-и-Таксис и доктор Жанне» по договорам 1903 и 1905 гг. арендовала Змеиногорские и Зыряновские месторождения и до 1914 г. удерживала первое место на Алтае по добыче золота. В 1914 г. указанная компания передала права на аренду «Русской горнопромышленной корпорации» – монополии с участием российского и английского капитала, которая, в свою очередь, в годы Первой мировой войны стала здесь лидером по добыче золота[xxvi].

Угольные месторождения Кузнецкого бассейна были сданы в аренду в 1913 г. компании Копикуз. Эта компания с капиталом в 6 млн руб. была основана в 1912 г. в Петербурге представителями крупного российского и французского капитала. К маю 1914 г. Петербургский Международный банк являлся держателем 33 тыс. акций (56%), Русско-Азиатский банк - 8,8 тыс. акций (15%), французские банки – 16 тыс. акций (26%). Добыча угля к 1917 г. выросла до 18 млн. пуд., трудилось до 4 тыс. шахтеров[xxvii].

Итак, во второй половине XIX в. в Алтайском горном округе значительное развитие получило предпринимательство горных инженеров и чиновников, в их числе было немало потомственных дворян (Платоновы, Н.А. Давидович-Нащинский, братья Функ, Пранг и др.).

Они в основном представляли «цвет» барнаульского общества, которое в Сибири было известно не только жизнью «на широкую ногу», почти столичным образом жизни, но и особой корпоративностью. Многие из инженеров и чиновников женились на дочках своих коллег и друзей, и этот круг был достаточно замкнут. Например, П.Ф. Кочнев отмечал, что при разработке соленых боровых озер в Барнаульском округе действовала «негласная компания: М.Е. Функ, И.К. Платонов и С.М. Цветиков, это им было выгоднее, чтобы не конкурировать друг с другом»[xxviii].

Высокий уровень грамотности и профессиональной подготовки отличали эту группу предпринимателей от основной массы купечества. Это позволяло им браться за новаторские проекты (содовый, дроболитейный заводы и др.). Связи с чиновниками управления округа, а, возможно, и Кабинета, позволяли новоявленным предпринимателям получать разрешения на добычу золота и соли, открытие промышленных заведений, на возможность заготовки леса.

В редких случаях наследники продолжали коммерческие начинания своих отцов (например, И. Платонов), но в большинстве случаев они отходили от коммерции.

Вместе с тем, на рубеже XIX – XX вв. в сфере предпринимательства усилились позиции гильдейского купечества, новых дельцов из Центральной России, крупного российского и иностранного капитала. Так что предпринимательская деятельность чиновников и служащих горного ведомства в пореформенное время на Алтае была своеобразным, но временным явлением, определенным самой спецификой кабинетского округа.

Примечания

[1] Статья подготовлена при поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (проект 2009 – 1.1 - 301 - 072 - 016)

[2] © В.А.Скубневский, 2010

[i] Пережогин А.А., Соболева Т.Н. Колывано-Воскресенский горный округ // Экономическая история России с древнейших времён до 1917 г.: Энциклопедия. М., 2008. Т.1. С. 1017.

[ii] Обзор деятельности округа за пятилетие (1911-1915 гг.) с краткой исторической справкой за предшествующее время. Барнаул, 1916. С. 87.

[iii] Пережогин А.А., Соболева Т.Н. Указ. соч. С. 1018.

[iv] Разгон В.Н. Частное предпринимательство на Алтае в XVIII - первой половине XIX в. // Предпринимательство на Алтае, XVIII в. - 1920-е годы. Барнаул, 1993. С. 20.

[v] Статистическое обозрение Сибири, составленное Гагемейстером. СПб., 1854. Ч.2. С. 566.

[vi] Подробнее см.: Скубневский В.А., Старцев А.В., Гончаров Ю.М. Купечество Алтая второй половины XIX – начала XX века. Барнаул,2001.

[vii] ГААК (Государственный архив Алтайского края). Ф. 2. Оп. 1. Д. 6254. Л. 152-102.

[viii] Там же. Д. 5351. Л. 30об.-35об.

[ix] ГААК. Ф.3. On. 1. Д. 486. Л. 80об.-81.

[x] ГААК. Ф.2. Oп. 1. Д. 5994. Л. 131об.-140.

[xi] ГААК. Ф.3. Оп.1. Д. 486. Л. 416.

[xii] Там же. Л. 584об.

[xiii] ГААК. Ф.2. Оп. 2. Д. 3258. Л. 19 - 21.

[xiv] Там же. Д. 3622. Л. 1,5.

[xv] ГААК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 486. Л. 699.

[xvi] Завадовский. Содовое производство в Сибири: Краткий исторический очерк // Горный журнал. 1894. № 9. С. 383 – 391.

[xvii] ГААК. Ф. 2. Oп. 1. Д. 7747. Л. 8.

[xviii] Там же. Д. 5994. Л. 156об.

[xix] Там же. Д. 7747. Л. 8об.

[xx] Там же. Д. 5994. Л. 282 - 286.

[xxi] Скубневсий В.А., Старцев А.В., Гончаров Ю.М. Предприниматели Алтая.1861 - 1917: Энциклопедия предпринимательства. Барнаул, 1996. С. 212 - 213.

[xxii] Кочнев П.Ф. Жизнь на Большой Реке: записки сибирского приказчика. Новосибирск, 2006. С.212 - 213.

[xxiii] Носова Е.А. Хлеботорговля и хлеботорговцы на Алтае (вторая половина XIX в.) // Предпринимательство на Алтае, XVIII в. – 1920-е годы. Барнаул,1993. С. 38 - 39.

[xxiv] Рабинович Г.Х. Крупная буржуазия и монополистический капитал в экономике Сибири конца XIX - начала XX вв. Томск, 1975. С. 122; Скубневский В.А. Алтайское золотопромышленное дело // Экономическая история России... Т.1. С. 80 – 81.

[xxv] Скубневский В.А., Старцев А.В., Гончаров Ю.М. Предприниматели Алтая... С. 105 - 106.

[xxvi] Лукин А.А. Из истории перехода Рудного Алтая под контроль английского финансового капитала // Краевед Кузбасса. Новокузнецк,1971. С. 55 - 56.

[xxvii] Рабинович Г.Х. Указ. соч. С. 190.

[xxviii] Кочнев П.Ф. Указ. соч. С. 281.

Вернуться к оглавлению V Международной научной конференции

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку