Д.С. Иванцов, Е.А. Чугунов

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КОСТРОМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ >


Д.С. Иванцов, Е.А. Чугунов

2010 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:
Новые Бесплатные игры стратегии.

Рабочие – предприниматели – власть

в конце XIX – начале ХХ в.: социальные аспекты проблемы

Материалы V Международной научной конференции Кострома, 23–24 сентября 2010 года

ЧАСТЬ II

РАЗДЕЛ III. СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ XIX – НАЧАЛА ХХ вв.

Д.С. Иванцов, Е.А. Чугунов[1]

Культурно-просветительская и благотворительная деятельность российских предпринимателей рубежа XIX-ХХ веков как инструмент влияния на рабочую массу

(на материалах Верхнего Поволжья)

Социальная история капитализма характеризуется классовой борьбой: капиталисты (предприниматели) стремились к максимизации прибыли, в том числе за счет ущемления прав и интересов рабочих, рабочие же, напротив, боролись за собственное благополучие, что не могло не вызывать конфликтных ситуаций с капиталистами.

Обострение этого противоречия вело к разным формам социального протеста со стороны пролетариата: стачкам, забастовкам и др. Требования рабочих, выдвигаемые в ходе протестных акций, были весьма различны: увеличение заработной платы, сокращение продолжительности рабочего дня и т.п., предъявлялись и требования политического характера, в том числе – равноправие в доступности культурных ценностей. По этому поводу костромские рабочие в 1905 году высказывались следующим образом: «Образование нужно рабочему для повышения его заработка и для защиты его социальных и политических интересов. Более развитый рабочий удачнее приспособляется к условиям труда, лучше разбирается в свойствах орудия, которым работает, и, следовательно, больше зарабатывает …»[i].

Еще в пореформенной России начала складываться своеобразная ситуация: возрастание политической сознательности и политической активности рабочих вело к выдвижению все большего количества лозунгов, связанных своим содержанием с требованиями предоставления соответствующих прав и возможностей в сфере культуры, просвещения и образования.

Большая часть российских предпринимателей либо отказывалось удовлетворять подобные требования, либо ограничивались некоторыми послаблениями или уступками. Вместе с тем, часть из них во 2-й половине XIX – начале ХХ веков, не дожидаясь всплеска социальных катаклизмов, проводила различные мероприятия по просвещению и повышению культурного уровня рабочих: открывали народные школы, библиотеки, читальни, клубы и т.п. Подъем такого рода деятельности предпринимателей приходится на рубеж XIX – ХХ веков, что связано с вполне объективным фактором – промышленная модернизация России шла интенсивными темпами, и верхушка предпринимательского корпуса уже имела достаточно свободных финансовых средств, чтобы вкладывать их не только в расширение производства, но и (пользуясь современной терминологией) в социальную сферу.

Мотивация такой деятельности предпринимателей была весьма разнородной, но было в ней и нечто общее – православная основа. Известный исследователь московского купечества П.А. Бурышкин справедливо отмечал: «Самое отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность они смотрели … не столько как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою»[ii].

Наибольшую активность в сфере социальной благотворительности, частью которой являлась культурно-просветительская деятельность, проявляли предприниматели из старообрядческих семей. Старообрядческих традиций придерживались и Щукин, и Морозов, и Рябушинский, и Третьяков и многие, многие другие крупнейшие предприниматели 2-й половины XIX – начала ХХ веков.

Примеров подобной социальной и культурно-просветительской благотворительности известно достаточно много. Однако, в этой связи хотелось бы упомянуть ряд предпринимателей, имеющих непосредственное отношение к Верхнему Поволжью и Костромской губернии.

Одними из наиболее известных благотворителей были братья Павел Михайлович и Сергей Михайлович Третьяковы, которые являлись владельцами Товарищества Новой Костромской льняной мануфактуры. Достаточно вспомнить широко известный факт, что по воле П.М. Третьякова Москве была завещана картинная галерея (сейчас – Третьяковская галерея).

Не менее известна благотворительная деятельность крупного общественного деятеля, предпринимателя и ученого середины и второй половины XIX века - Федора Васильевича Чижова (1811-1877), родившегося в Чухломском уезде Костромской губернии[iii]. Все свои средства (свыше 6 миллионов рублей) он завещал на строительство нескольких профессиональных технических училищ и родильного дома, причем ни где нибудь, а именно в Костромской губернии, что объяснял тем, что именно Кострома дала ему нравственное воспитание, которое помогало во всей его жизни.

Нельзя не упомянуть и деятельность такого известного предпринимателя и книгоиздателя, как Иван Дмитриевич Сытин (1851-1934), который был связан своим рождением с Костромским краем. Именно он одним из первых в России выработал концепцию книги для «читателя из народа». Сытин, подвергая критике «теорию особой литературы для народа», полагал, что: «Никакой отдельной литературы для народа создать нельзя, да и не нужно, первоклассные писатели всех наций для народа доступны … Народ нуждается в доступных по цене книгах классиков: Пушкина, Гоголя, Тургенева и т.д.»[iv]. Вся его жизнь была направлена на реализацию этой цели[v].

Благотворительно-просветительская деятельность осуществляли во 2-й половине XIX – начале ХХ вв. представители династии Красильщиковых, Бурылиных, Гандуриных, Коноваловых, Малышевых и т.д.[vi]

Многие предприниматели финансировали строительство и содержание богаделен, ночлежек, социальных приютов и яслей, бесплатных столовых, чайных, читален, школ и общедоступных библиотек.

После отмены крепостного права в 1861 году и в последующий период начинает усиливаться внимание правительства и предпринимателей к школьному делу.

Вместе с тем, нельзя утверждать, что этот процесс приобрел широкий масштаб. Так, по состоянию на 1900 год в Костромской губернии школы для рабочих имелись на 27 предприятиях из общего числа 245 (в сравнении – во Владимирской на 36 из 537, в Ярославской на 9 из 284)[vii].

Школы при предприятиях были ориентированы, прежде всего, на обучение взрослых рабочих. Лишь после событий первой русской революции 1905-1907 годов начинает прослеживаться тенденция увеличения общего числа обучаемых в них детей и подростков. Определенная смена образовательной тенденции во многом определялась тем, что предприниматели уже на ранних возрастных этапах предполагали наладить контроль за формированием мировоззрения рабочих, стремились усилить их профориентированность и, тем самым, закрепить за производством.

Об этом свидетельствует и школьная программа того времени. Как правило, обучение проводилось на двухгодичной основе по следующим дисциплинам: «Родиноведение», «Народоведение», «Естествознание», «Литература», «Арифметика», «Закон Божий», «Письмо». Важно отметить, что в течение года изучался такой предмет, как «Машины и условия производственной работы». Названный подход позволял рабочему быстро включаться в технологию освоения современного производства и уже на первом году (из двух) получать необходимый для этого образовательный минимум. Известный костромской фабрикант М.М. Красильщиков, открывший на свои средства 10 школ со всем необходимых учебным оборудованием, как-то заметил: «Только значительная систематическая подготовка поможет ученикам-рабочим … усвоить себе те общие законы природы, на коих зиждется здание специальных наук, которые в толковых и умело направленных руках способствуют усовершенствованию производства, увеличению продуктивности труда, улучшению материального положения рабочих, а, следовательно, содействуют общему прогрессу промышленности страны»[viii].

На рубеже XIX-XX веков становятся серьезной культурной силой библиотеки. Число публичных и общедоступных библиотек (народных, фабричных и др.) постоянно возрастает. Многие из них открываются по инициативе и при поддержке предпринимателей, понимавших необходимость и значимость этих социальных институтов. Один из кандидатов на должность директора Товарищества Новой Костромской льняной мануфактуры В.А. Шевалдышев отмечал в одной из своих публицистических статей: «Библиотеки – важнейшее средство содействия регулированию отношений между хозяевами предприятий и рабочими»[ix]. О размахе такого рода инициативы свидетельствует тот факт, что к 1909 году общее число таких библиотек в одной только Костромской губернии достигло 283 единиц[x].

Строительство общедоступных библиотек, открытие клубов, организация народных чтений не только повышали общий культурный уровень рабочих, скрашивали их досуг, но решали и еще одну стратегическую задачу – отвлекало их от такой пагубной привычки, как пьянство, что не могло не отражаться на производительности и дисциплине труда.

Такие культурно-благотворительные и просветительские меры фабрикантов снижали общий социальный накал, в том числе за счет социальной дифференциации в среде рабочего класса (требования передовых рабочих и деклассированного люмпен-пролетариата, как правило, были различны). Повышение культурного и образовательного уровня рабочих в совокупности с модернизацией производства, вело к росту товарооборота и, тем самым, к росту предпринимательской прибыли.

Таким образом, на рубеже XIX-ХХ веков наиболее прогрессивно настроенные предприниматели через культурно-просветительскую и благотворительную деятельность решали, в том числе и сугубо классовые проблемы. Культурно-просветительская деятельность выступала своеобразным инструментом влияния на рабочий класс. Забота о просвещении рабочих сопутствовала стремлению к сохранению стабильности деятельности промышленных предприятий.

 

Примечания

[1] © Д.С. Иванцов, Е.А.Чугунов, 2010

[i] Государственный архив Костромской области. (Далее ГАКО). Ф. 749. Оп.1. Д.249. Л.58.

[ii] Бурышкин П.А. Москва купеческая: Мемуары. М., 1991. С. 18.

[iii] См. подробнее: Сизинцева Л.И. Федор Васильевич Чижов // Костромская земля. Краеведческий альманах. Кострома, 1992. Вып.II. С.5-12; Александров Н.М. Ф.В. Чижов и развитие сельскохозяйственного образования в Костромской губернии //Предприниматели и рабочие России в условиях трансформации общества и государства в ХХ столетии. Кострома, 2003. Ч. 1. С. 136-147 и др.

[iv] Сытин И.Д. Страницы пережитого // Жизнь для книги. М., 1985. С. 95.

[v] См. подробнее: Иванцов Д.С. Деятельность пролеткультов в просвещении жителей Костромского края и традиции сытинских начинаний // Сытинские чтения: Сб. статей областной научно-практической конференции 23 июня 2006 г., г. Буй. / Сост. С.В. Рябинцев. Кострома, 2008. С. 53-61; Чугунов Е.А. И.Д. Сытин – крупнейший книгоиздатель России конца XIX-ХХ вв. // История России и Костромской край: пособие для учителей школ и лицеев. Кострома, 1993. С.102-106; Он же. О роли просветительской деятельности И.Д. Сытина в формировании культурного облика рабочих России в конце XIX – начале ХХ вв. // Тезисы научно-практической конференции преподавателей КГПИ им. Н.А. Некрасова. Кострома, 1993. С. 68-76.

[vi] См. подробнее: Чугунов Е.А. Положение и культурный уровень промышленных рабочих Верхнего Поволжья. Конец XIX – 1913 г. (По материалам Владимирской, Костромской и Ярославской губерний). Кострома, 2001. С. 138 и др.

[vii] Чугунов Е.А. Положение и культурный уровень промышленных рабочих … С. 116.

[viii] ГАКО. Ф. 1276. Оп. 1. Д.123. Л. 3.

[ix] Владимирские губернские ведомости. 1914. 10 января.

[x] См.: Анохин А. Преображение Костромы // Губернский дом. 1993. № 1. С. 16.

Вернуться к оглавлению V Международной научной конференции

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку