В.С. Околотин

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КОСТРОМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ >


В.С. Околотин

2010 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:
покупка юридического адреса

Рабочие – предприниматели – власть

в конце XIX – начале ХХ в.: социальные аспекты проблемы

Материалы V Международной научной конференции Кострома, 23–24 сентября 2010 года

ЧАСТЬ II

РАЗДЕЛ IV. СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ СОВЕСТКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ: ОПЫТ И УРОКИ

В.С. Околотин[1]

«Берлинер Тагеблатт» о реализации «идеала нового пролетарского бытия» в «текстильном районе Иваново-Вознесенска» (июль 1929 года).

Государственные архивы по-прежнему содержат значительный пласт исторической информации ранее не востребованной в силу различных причин. В ряде случаев это уникальные документы, изучение которых позволяет наполнить региональную историю новым содержанием, отличным от устоявшейся точки зрения. К таким находкам следует отнести перевод статьи немецкого корреспондента П. Шеффера под названием «Работа в текстильном районе Иваново-Вознесенска», опубликованная в двух номерах «Берлинер Тагеблатт» в июле 1929 года. Как следует из делопроизводственных материалов НКФ СССР, внимание на эту статью обратила генеральная агентура за границей (структурное подразделение НКФ СССР в Берлине), которая вместе с вырезками из других немецких периодических изданий направила ее в СССР замнаркому финансов М.И. Фрумкину и начальникам валютного и планово-экономического управления НКФ СССР. На сопроводительном документе имеется резолюция М.И. Фрумкина «Дать перевести 2 статьи Шеффера из Иваново-Вознесенска»[i]. Перевод был выполнен довольно быстро, его подлинник с правками переводчика т. Флуга хранится в Российском Государственном архиве экономики в фонде НКФ СССР №7733. Статья П. Шеффера вполне логично структурирована и разделена на ряд смысловых частей, посредством которых автор пытается раскрыть процесс реализации «идеала пролетарского бытия в «текстильном районе Иваново-Вознесенска». С целью сохранения неповторимого колорита суждений автора статьи, ее перевод приводится без сокращений в соответствии с первоисточником:

«Подъем – Регулирование труда – «Молот или наковальня?» - Коммунистическое руководство – Малоценна ли подобная система организации труда?

«Иваново-Вознесенский район» в нескольких ста верстах северо-восточнее Москвы, является центром текстильного производства Союза, так как Лодзь теперь отошла к Польше. Уже в течение столетий в прежних Ярославской и Владимирской губерниях пряли, ткали и печатали ситцы. Большие излишки здешнего преимущественно живущего лесом крестьянского населения настоятельно требовали промышленного применения. Перед предпринимателями также в большинстве случаев крестьянами они были довольно беззащитны. До революции этот текстильный «сеттлемент» – Иваново с его 85203 жителями не имел собственного управления. Господами были фабриканты, полиция и губернатор находились во Владимире. Здесь уже давно были построены большие фабрики, так же как и в соседних лесных губерниях. Технический уровень был высок. Здесь также развивалась культура и цивилизация, но иначе чем в нынешнем рабочем государстве. Здесь существовали уже и тогда больницы, квартиры, библиотеки, но в порядке частной благотворительности, зачастую пользование ими было бесплатным. Многое носило патриархальный характер, но все было автократично. Это наследие и приняла коммунистическая революция. Она смело за него взялась.

Но, прежде всего она была связана тем, что фактически имелось. Нужно было работу возобновить и расширить, как можно скорее. Крестьянское и городское население требовало товаров. Оно продолжает требовать их и ныне. Новые капитальные устройства были сначала тесно связаны с уже существующими местами производства. Но нужно было расширяться. Так возникли большие фабричные здания в разных частях города. В настоящее время в нескольких километрах от города строится колоссальная новая фабрика «Меланж», в которой по последнему слову техники в одном здании будет производиться весь процесс производства ситца. На ней будут заняты 11 тыс. рабочих. Она будет готова к 1931 году. Любовь коммунизма к централизации во всем отразилась и здесь. И уже отстроен огромный склад, с которого будут рассылаться все текстильные товары Иваново-Вознесенска. Обращают на себя внимание огромные размеры продукции, предназначенные для экспорта. Разумеется, энергия будет передаваться из одного только источника – центральной электростанции на торфу построенной Круппом и ныне пущенной вход. В 30 верстах на болоте строится еще более мощная электростанция для всего образованного из 3-х прежних губерний Иваново-Вознесенского района. Производит впечатление, что концентрация предприятий дошла до возможно высшего предела.

Самый большой текстильный трест 1-й Государственный текстильный трест имеет в настоящее время 39932 веретена против 31204 имевшихся веретен в Иваново-Вознесенском районе до войны, производит 646 млн. кв. метров хлопчатобумажной ткани против 472 млн. кв. метров до войны, при труде 91254 рабочих против 57000 до войны. Этот трест оказался самым мощным. Несмотря на то, что советское хозяйство уже с самого начала планируется, факт успешной работы треста не является самоочевидным. На втором месте стоит «Ивтрест». И он располагает тысячами веретен и большими новыми зданиями. Эти цифры лучше всего выражают, с каким напряжением идет работа. Я посетил все вновь открытые за последние три года фабрики, а также многие старые. Интенсивность труда, насколько можно судить большая. Чистота и порядок несомненны. Пролетарские лица с оттенком усталости от бесконечного однообразия работы, как и повсюду! Какова роль человека в этом социалистическом строительстве – это как раз интересно, а не статистические данные.

Управление (это принцип для всего нового фабрично-заводского строительства) помещается в самой фабрике. Там же находятся фабричные профсоюзные организации, больничная касса, места по выдаче зарплаты. Главное здесь наивозможно большое сближение между ответственными работниками и рабочими. Руководит фабрикой, во всяком случае, коммунист – «красный директор». Он в первую голову отвечает за работу фабрики перед вышестоящими органами. Но в то же время фабрика есть фабрика пролетариев для пролетариев и «красный директор», так сказать первый рабочий среди них. Так, по крайней мере, должно быть. Его задача, таким образом, двойная и кажется двойственной. Он должен с одной стороны поднимать производительность фабрики до уровня (которые не знают) капиталистических стран. Одновременно он должен доказывать рабочим путем поднятия их жизненного уровня и условий труда, которых мир до сей поры также не знал, что они настоящие хозяева фабрики, что фабрика служит им. Он их исполнитель. За этим следует фабком, как за техническим руководством наблюдает В.С. народного хозяйства через свои органы. Но и рабочие имеют право на инициативу и контроль в соответствии с общими принципами советского государства. Отсюда видно, с какими трудностями связана успешная работа красного директора. Назначение на эту должность является одним из самых трудных вопросов, самой по себе трудной проблемы людского состава. Эти крупные государственные служащие одеваются и живут, разумеется, почти совершенно так же, как и простые рабочие. Их зарплата вдвое превышает максимальную зарплату рабочего и поэтому соблазн обуржуазится невелик. Почти все красные директора из рабочих. Требования о снижении себестоимости, о рационализации – эти постоянные требования со стороны государства, как предпринимателя, не только являются камнями преткновения для недостаточно знающих, но они также и перекрещиваются с притязаниями победителя революционного рабочего на значительно более лучшую жизнь, на значительное облегчение давления со стороны самого трудового процесса. Только сама жизнь, при очень разумной и энергичной политике, руководимой определенными принципами, может создать здесь равновесие. Рабочие выявляют себя не только через свои фабкомы. Очень сильны профсоюзы. Профсоюзная линия доходит до самых вершин власти, проходя по всей партии, по всему соваппарату и подчеркивая при этом интересы рабочих в ущерб интересов самого труда. Превышение доходов над расходами первого треста в прошлом году составили 34 млн. руб. Профсоюз не считаясь с финансовым напряжением, настоял на том, чтобы доля отчислений на нужды рабочих была повышена до 15% вместо проектированных 10%.

Я видел заводское помещение на фабрике Зиновьева целиком набитое новыми машинами – настолько тесно, что это представляет опасность для жизни. Как раз постановления об охране труда наиболее строгие в Советском Союзе. Как мне говорили в данный момент на первом плане «интересы фабрично-заводской продукции». Это конечно преувеличение, но оно иллюстрирует некоторое внутреннее противоречие. В конечном результате, по-моему, все же перевешивают интересы охраны труда, хотя с большими пробелами и компромиссами с которыми и не помыслил бы администратор производственник на заводе. Вот что самое неожиданное!

При этом решающий момент заключается в том, что все располагается вокруг коммунистической партии, как основного стержня. Она вообще ось всего государства. Уже в цехах имеется коммунистическая ячейка. В фабкоме руководят коммунисты, которых ежемесячно контролируют свыше и наставляют в каждом вопросе в определенном духе, в определенных установках. Они следуют за каждой указкой сверху.

Желания рабочих подхватываются фабзавкомами, «ячейка» их передает дальше. Повсюду решает широкая воля партии, которой одной принадлежит наблюдение за всем государственным целым. Партия непременно требует того, чтобы рабочие коллективно участвовали в управлении административными органами, профсоюзами, а не только бы стояли у ткацких станков. «Массовый контроль» – вожди чутко прислушиваются к массам. Но рабочие все же не управляют. Какое то промежуточное состояние, которое нельзя точно определить, можно только наблюдать и соответствующим образом не выкристаллизовалось еще регулирование труда, деятельность всего целого. Во что бы то ни стало руководство не должно отойти от коллектива, стать в глазах рабочих чем-то посторонним, идущим от «верхов» противопоставляемых массе, далеких как предприниматель. Сколько искусства в области знания человеческой психологии требуется при этом. Как гибко надо балансировать между грубой силой и мягкой настойчивостью. В цехах имеется 5-8% коммунистов. В преломлении сознания рабочих все шероховатости будней – хлебная карточка, повышение производительности труда, вынужденные обстоятельствами все растущие дисциплинарные взыскания – должны получить какой-то положительный смысл, если будут касаться и коммунистов. Коммунисты добывают себе капитал все в большей степени – капитал в виде доверия, путем соответствующего поведения под флагом блага рабочих. При этом тончайшим способом используется психология. Главным образом у рабочего должно создаться впечатление, что он сам требует все то, что от него требуют. Таковы правила против потребления спиртных напитков, всякого рода взносы и отчисления общественно-полезного характера, вплоть до госзаймов, пайков и, наконец – это самое трудное до отказа от повышения зарплаты при снижающемся реальном заработке. При этом самосознанию пролетариата преподносится сильнодействующие напитки подобно проводимой теперь новой чистке, удалению классово-чуждых элементов из производственного аппарата – и даже из школ. Всегда при помощи рабочих. На высших ступенях госаппарата всячески выдвинуты рабочие или учащиеся сыновья их. Буржуазные специалисты всегда живут как бы на стекле микроскопа. Непрерывно инкриминируется враждебность зарубежной буржуазии.

Однако не очень легко сводить концы с концами, уберечь рабочего от возможности появления мыслей о выражении – «между молотом и наковальней» в применении к новому строю. В конкретной действительности по видимому сложился мир какого то нового равновесия – равновесие между тем, кто дает приказ работе машины и наблюдает за работой, и тем, которые фактически существуют по сравнению с тем, которое должно быть. Несомненно, что в Советском Союзе имеется достаточно пролетариев, чувствующих себя только пролетариями и не больше. Этот слой не является скрепляющим слоем, определяющим моментом представляется убеждающая или внушающая сила доктрины «пролетарской диктатуры». Производительность труда запада не достигнута, даже и довоенная русская. Но и производительность такова, какой она должна быть после всего двух лет, когда принялись работать всерьез. Это уже исторический факт. Правда, что уже в течение продолжительного времени налицо некоторые критические явления. Ощущается падение трудовой дисциплины, его можно считать характерным результатом системы. С ним борются пока с явным успехом путем «соцсоревнования» между отдельными предприятиями. Затем – безумие с водкой, которое в прошлом обошлось Ивановской губернии в 30 млн руб. Газеты переполнены жалобами на нерадивость, шатанье без дела, посиделки в специальных курительных комнатах на предприятиях с огнеопасным производством. Что касается себестоимости, то даже во многих отношениях примерном Иванове ее не удалось снизить, а некоторые говорят об ее увеличение ее на 2%.

Позволяет ли все возможное сделать вывод о том, что такое столь своеобразно сложившееся состояние равновесия малоценно, что здесь может помочь только сильная авторитарная воля? На активе стоят: уже достигнутая производительность труда и неоспоримые дальнейшие достижения в этой области в новых фабричных устройствах; живучесть системы, проявленная ей при многих минувших кризисах. Не достаточен ли опыт Иванова? На это можно ответить различно в зависимости от взглядов. Но считаясь с целым рядом неизбежных оговорок – оговорки о гигантском базисе эксперименте на сгорбленных спинах 125 млн крестьянского населения, оговорки о «необыкновенной принудительной силе государства», оговорки о монополии партийных суждений, оговорки о направлении средств в промышленность, до полного исчерпания их, оговорки о культурном уровне населения, об его характере, о способности его обходиться без удовлетворения многих потребностей, оговорки, наконец, о глубоком отрыве внутреннего рынка от заграницы – при всех этих оговорках эта структура организации труда, по-видимому жизнеспособна. Но что касается возможности переноса ее во все другие страны, то с этим делом обстоит примерно так, как с искусственным каучуком – он вырабатывается, но по всему вероятно не для того, чтобы реализовываться на всех рынках. Попутно возникает вопрос, как живут рабочие в переживающем подъем Иванове – вернее, как пытаются устроить для них жизнь.

Социалистические социально-культурные мероприятия. Жилища, питание, торговля. Предел достижений. Усиленная деятельность в социально-культурной области. Достижения и неудачи.

Красный строй хочет дать, что-то необыкновенное рабочим, представляющим собой наиболее влиятельные слой населения. Хозяйственное строительство, могущее осуществить все здесь намеченное, неразрывно связано с деятельностью направленной на то, чтобы рабочий мог фактически использовать свое, так часто подтвержденное ему революционное право на полноту жизни. Однако неумолимые законы денег, принудительные силы объективных условий являются подлинным интернационалом, как бы много привилегий не было предоставлено рабочим в Советском Союзе. Так же как и в других местах в Иваново-Вознесенске определенно чувствуется неустойчивость, колебания и ….. в области преодоления жилищной нужды в быстро растущем промышленном городе – преодоление при помощи наиболее доступных и в то же время наиболее приемлемых с социалистической точки зрения способов. За последнее время строят большие наемные дома для рабочих на главных улицах, улицах прежних владельцев, дома которых теперь заняты под местные учреждения. Это конечно политика, как и все, в конце концов, в Советском Союзе. Но с возведением больших наемных домов связана организация коллективного жилища – социалистическое изготовление пищи, которое там возможно на общей плите и коллективные прачечные. За проработку типа социалистического жилища взялись по всему Советскому Союзу архитекторы, но пока не найдено идеального решения того, что пожалуй и не является никаким идеалом. В новых коллективных домах стремятся отделить квартиры. Но на практике принцип, «одна крыша вместо многих» воспроизводит прошлое. В Иванове и в других местах я видел многоэтажные длинные дома для рабочих, выстроенные предпринимателями впрочем по коридорной системе. Эти дома были также в известном смысле домами для коллективных жилищ.

После революции в Иванове хотели каждой семье предоставить по две комнаты. Менее счастливые обитатели традиционных с садиком и хлевом крестьянских домов настояли на том, чтобы двери, соединяющие их помещения с комнатами вселенных к ним, были замурованы. Социалистическая нивелировка при нехватке в средствах не всегда ведет к более высокому уровню жизни. Как и в других областях, так и в жилищном строительстве делается многое. Но при каких условиях можно надлежащим образом использовать то, что здесь происходит. Прежде всего, чем перейти к строительству наемных домов для большого количества жильцов устраивали крупные поселки. В одном Иванове было построено три таких поселка. Дома для шести семей, напоминающие красивые виллы. Но это, разумеется, обходилось слишком дорого. Надо считаться с чрезвычайной дороговизной жилищного строительства, с недостатком стройматериалов стране.

Обитатели таких домов должны были уплачивать 30 руб. в качестве наемной платы – одну треть, если не больше всего доходного бюджета семьи. Поэтому в каждой квартире – жилец субарендатор платящий 15 руб. Субаренда строго воспрещена, но, тем не менее, под давлением обстоятельств она существует. В Шуе платят за подобные квартиры только 11-12 руб. Субарендатор отпадает, но все же эта цена кажется живущим в квартире высокой. Теперь повсюду выплачивается квартирная плата, тогда как раньше патриархальный предприниматель зачастую предоставлял помещение в своих домах бесплатно. В Баку это делает и социалистическое государство. Система равенства в итоге приведена к неравенству.

Можно считать, что в среднем удельный вес квартирной платы в рабочем бюджете составлял от 8 до 10%, превышая в общем довоенный уровень. Низшая заработная плата в этом районе, в котором она почти единообразна, регулируется – 2 руб. 30 коп, высшая 2 руб. 87 коп. При такой ничтожной сумме доля падающая на квартирную плату представляется во всяком случае значительной и в абсолютном выражении вообще налицо наводящее на размышления парадоксальное положение заключающееся в том, что издержки рабочего государства на рабочих могут приводить к чрезмерной и даже совершенно непосильным тяготам для отдельных рабочих…

Догматы влекут не только к массовому жилищу, но также и к системе массовых покупок и питания. В этом отношении и здесь уже много достигнуто. Крупные государственные кооперативы вытесняют своими импозантными, строго стиля строениями уютные мелочные лавки или по крайне мере выталкивают из них частных торговцев, которых теперь ускоренным темпом забивают налогами. Но также и здесь форма растет гораздо быстрее, чем содержание. Много нельзя иметь. Вся частная мелкая промышленность сошла на нет вместе с розничной. Так же нельзя абсолютно сказать, что в новых торговых домах можно купить то, что лежит в витринах с проставленными низкими ценами.

Ежедневно рабочая кухня питает десятки тысяч в общих столовых на фабриках, в школах и клубах. Это единое снабжение желудка является социалистическим идеалом. В Иванове это достигнуто в такой степени, что «частные рестораны» и столовые почти исчезли. «Лучший» наряду с фабричной кухней ресторан – во всяком случае, в единственном числе в городе. Германское кухонное оборудование в Иванове образцово. Тщательное изготовление блюд. Но теперь мне становится понятным, почему так же в Германии на крупных предприятиях коллективное питание развивается только в определенных границах. В Иванове обслуживание посетителей происходит весьма медленно. Режим экономии сказывается и тут. Подобная мелочь выявляет зависимость осуществления коллективной программы от наличия денежных капиталов. Всегда человек хочет проявлять свою собственную индивидуальность в отношении жилища и пищи. Это я уловил из некоторых брошенных посетителями общественных столовых замечаний.

В качестве первостепенного промышленного центра Иваново принадлежит к числу тех восьми районов Советского Союза, снабжение которых продуктами питания является предметом особых забот правительства при наблюдающемся теперь недостатке этих продуктов. Нельзя отрицать того, что равнинная страна так мало производит или имеет, что при всех усилиях правительства это все же ощущается даже столь и привилегированным городским районом. Хлеб, масло (вывозится только очень просоленное свежее), крупы, чай и некоторые другие продукты отпускаются лишь в определенном размере. Рабочий, работающий с полной нагрузкой, получает 600 грамм хлеба на день. Эта порция уменьшается для различных слоев населения до 200 грамм, доходя даже до нуля для лиц которые утратили свои политические права и должны покупать его по высоким ценам у частников. Как видим, дело идет об обеспеченной выдаче известного минимума определенным группам населения. Но все же нет уверенности, что всегда получишь свой рацион – чай, например и неожиданно возникли затруднения с мясом.

Кооперативы, рассматриваемые в этой стране в качестве первых плодов чистого коммунизма, пытаются овладеть положением. В маленькой Шуе в их руках одна треть всего товарооборота. Теперь это всюду обычная картина. Все имеющее соответствующие права население зарегистрировано и приписано к кооперативам. 7778 книжек на 11 тыс. населения! Но поразительно то, что в кооперативах как раз не имеется важных продуктов питания, которые приходится покупать у крестьян на рынке. Кооперативы естественно держат цены на возможно низком уровне. Но все эти расчеты по кооперации не достаточно обоснованы, и здесь как бы опережали реальную действительность.

Обобществленный сектор народного хозяйства еще недостаточно силен. Частную торговлю вытеснили в принудительном порядке, но достаточного количества товаров не имеется, чтобы вполне заменить частника. В этом заключается драматизм положения этого акта политики обобществления. Зарплата базируется, главным образом, на низких кооперативных ценах. Ясно, что значит то, что рабочий должен многое приобретать у частника, уплачивая по его высоким ценам. Будущность всего строительства зависит от преодоления этого напряжения. Кооперативы делают все возможное, чтобы охватить продукцию деревни, так, например, путем организации «молочных центров». Бывает, что новому лицу, приехавшему в город и проходящему мимо стоящих лавок, кричит кто-нибудь из ожидающих там женщин «слишком мало». Население очень скоро на жалобы. Я не нахожу, что в общем на населении, в частности на детях, лежит отпечаток каких-то лишений. Я решаюсь даже утверждать, что здесь в широко раскинувшемся, окруженном лесом Иванове население производит впечатление более здоровых людей, чем в некоторых западных индустриальных центрах.

Необходимо все же обратиться также к объективным показателям. Уменьшается ли туберкулез – эта социальная болезнь текстильных районов? Этого мне не удалось вполне выяснить. Венерические болезни, в частности, сифилис, во всяком случае, стали редким явлением в такой степени, что нам даже трудно себе представить. Бросается в глаза большое количество случаев прерванной беременности. По полученным мной данным в одном глухом районе на 500 рождений приходится 200 абортов. Далее средняя зарплата колеблется от 70 до 80 руб. в месяц (здесь имеет место противоречивость суждений корреспондента, комментарий О.В.). Довоенный уровень превзойден более чем вдвое. Но зачастую сами рабочие указывают на падающую – особенно сильно за последнее время – покупательную силу рубля. Выравнивает ли происходящее незначительное повышение зарплаты это обесценивание рубля. Исходя из приведенной выше средней зарплаты, полагаю, что семья, состоящая из более чем пяти душ, близка к нужде. И теперь также имеются отцы семейств, весь завтрак которых состоит из сухого хлеба и стакана горячей воды.

Правительство ведет героическую и это более выразительное слово – систематическую борьбу за улучшение уровня жизни и, по крайней мере, за надлежащий минимум питания населения. Повсюду лесные площадки с выдачей молока слабым детям. Вполне образцовая охрана материнства. Превосходные ясли и детские сады с зачастую очень хорошим обслуживающим персоналом. Стремятся – это дается не без труда, приучить население к животным жирам в целях вытеснения нерационального во многих отношениях питания, кладущего в основу хлеб. Нельзя также не учитывать того, что потребности рабочих во многом выросли, т.е. они стали более остро реагировать на нехватку в чем - либо. Большое значение приобрела в их бюджете одежда. Покупается чудовищно много сладостей. Явление замены других недостающих продуктов. Но покупаются только лучшие сорта, а другие не находят сбыта.

Многое сделано для больных, здесь можно скоро будет проводить сравнение с Западом. В Иванове образцовая амбулатория для туберкулезных. Врачам запрещено принимать в течение их пятичасового рабочего дня более пяти пациентов в час. Доставшиеся от старого строя больницы обильно снабжаются медикаментами и предметами ухода за больными. По-видимому нехватка лишь инструментария. Количество вновь создаваемых больниц – они оборудованы образцово, «с любовью» - все увеличивается. Только один раз я заметил шаг назад в этой области – заводская больница была отдана под клуб. Я должен подчеркнуть порядок и опрятность, царящие не только в больницах, но также и в домах рабочих. Я всегда встречал полную готовность показать мне то, что я хотел увидеть, и мне показывали все не только с «парадного крыльца». Кооперативные лавки, были также безукоризненно опрятны, как и столовые или детские сады или железные дороги, которые в этом отношении пользуются особой славой. Подобные моменты выявляют наглядно напряженные и, следует сказать, ставшее уже массовыми стремления к подъему цивилизации.

Великому порыву противодействует косность жизни, а также мешает собственная в высшей степени односторонняя политика. Одно очевидно, во многих решающих даже моментах жизни – рабочий уплачивает как бы авансом за функционирование системы, которая им завоевана и для него организована, но вместе с тем эта система в своем осуществлении господствует над ним. Несомненно, система в своем лихорадочном развертывании оказывается должником данного положения за счет грядущего. Это дает о себе знать и в растущем темпе в области питания, жилища, социально-культурных мероприятий общего характера. Во всяком случае, эти неприятности в такой форме вызваны процессом обобществления часто тяжелого бремени возложенного на крестьянина во имя великой цели и которое он несет против своей воли, безучастно, ничего не предпринимая, перелагается автоматически и на город и затрагивает там и рабочего на многих путях его.

Но в то же время и несмотря ни на что вырабатывается идеал нового пролетарского бытия, идеал вполне сознательного культурного самообслуживания и хотя в данный момент результаты этого особенной социально культурной работы не могут еще определяющим образом влиять на общий уровень жизни, все же рабочий видит вокруг себя достаточно примеров применения подобного метода и черпает в них мужество для дальнейшего. И молодой порыв всего коллектива насильственно увлекает теперь за собой и отдельного рабочего как бы положительные достижения ни стояли под угрозой перехода, когда- либо в будущем в неудачи»[ii].

В завершении публикации следует сказать, что в отечественной историографии замнаркомфина М.И. Фрумкин признан первооткрывателем «правого уклона». Именно его два письма, адресованные в Политбюро ЦК ВКП(б) в июне и ноябре 1928 года положили начало указанному направлению. Основные положения его писем были посвящены положению в сельском хозяйстве, недопустимости расширения колхозов и совхозов «в ударном и сверхударном порядке», наличия в нем «отставания, равносильного деградации»[iii]. Тем не менее, имеет место созвучие ряда положений из обращений М.И. Фрумкина в Политбюро ЦК и «оговорок», сделанных П. Шеффером по результатам обработки полученной информации о деятельности «текстильного района Иваново-Вознесенска» и в частности относительно бремени возложенного на крестьянство для достижения социалистического идеала. Учитывая, что рабочие Иваново-Вознесенска традиционно были тесно связаны с деревней, нельзя не исключать, что процессы, происходившие в ней, в значительной степени отражались и на мировоззрении рабочих, их отношении к труду, состоянию дисциплины, производительности и качеству выпускаемой продукции. Таким образом, статья П. Шеффера в «Берлинер Тагеблатт» содержит вполне аргументированные суждения о реализации идеала пролетарского бытия в текстильном районе Иваново-Вознесенска» и наполняет региональную историю новым содержанием.

 

Примечания

[1] © В.С. Околотин, 2010

[i] Российский Государственный архив экономики (РГАЭ). Ф.р.-7733, оп.7, д. 47, л. 178-178 об.

[ii] РГАЭ. Ф.р.-7733, оп.7, д. 47, л. 181-184 об.

[iii] Васильев Ю.А. Модернизация под красным флагом / Ю.А. Васильев. М.: Современные тетради. 2006. С. 245-248

Вернуться к оглавлению V Международной научной конференции

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку