Ярослав ИВАНЮК, Юрий ПОГОДА

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ К >


Ярослав ИВАНЮК, Юрий ПОГОДА

2009 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Ярослав ИВАНЮК, Юрий ПОГОДА

КОМЕНДАНТ ПОЛТАВЫ ПОЛКОВНИК КЕЛИН:

ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ВОЙНЫ

 

Полтавская битва. Почтовая открытка начала ХХ века.

4. ПОСЛЕ ПОЛТАВЫ

После поражения Карла XII под Полтавой и капитуляции остатков шведский войск у Переволочной на Днепре (свыше 16 тысяч человек одних воинов, всего же свыше 20 тысяч) Швеция уже никогда не смогла собрать и выставить против России достаточно сильной, полноценной сухопутной армии.

…13 июля 1709 года русские войска перебазировались из-под Полтавы в местечко Решетиловку, где вскоре состоялся военный совет главного командования. На нём было принято решение о возобновлении военных действий в Прибалтике.
На польский престол возвратился король Август II. Был восстановлен Северный союз между Россией, Данией и Польшей, направленный на продолжение войны с Швецией, упрямо не желавшей мира.

Активизации боевых действий русской армии в Прибалтике потребовали наступательные операции шведских войск под командованием генерала Магнуса Стенбока против датчан, необходимость обеспечения безопасности Санкт-Петербурга. И в конце 1709 – первой половине 1710 года русские войска окончательно овладели Ливонией, взяв неприятельские крепости Динабург, Пернов, Аренсбург, Ригу и Ревель.

Во взятии Риги принимал участие и Тверской полк под командованием А.С. Келина, входивший, как и прежде, в армию генерал-фельдмаршала Б.П. Шереметева, действовавшую на этом театре войны («Журнал или поденная записка…», ч.I, с.288).
 

+ + +

Как сложилась дальнейшая судьба Алексея Степановича?

Из переписки Б.П. Шереметева с азовским генерал-губернатором генерал-адмиралом Ф.М. Апраксиным явствует, что А.С. Келин в 1710-м и в начале следующего, 1711 года, всё ещё находился в Прибалтике в составе армии генерал-фельдмаршала, а затем был откомандирован в Азов («Сборник РИО». Т.25, с.323). С этого момента А.С. Келин поступает в непосредственное подчинение генерал-адмирала Ф.М. Апраксина.
В фондах Российского Государственного архива Военно-Морского флота (РГАВМФ) сохранилось 39 документов о воинской службе генерал-майора А.С. Келина (Келена, Келлина - иногда писалось и так), в 1711-1715 годах. Из них 38 – в подлинниках. Эти документы дают возможность проследить более подробно последующие годы жизни Алексея Степановича (после Полтавы и Прибалтики).

В августе 1711 года последовал указ Петра I о назначении А.С. Келина главным комендантом Азовской крепости: «…Генерал-маеору Келину быть в Азове обер-комендантом на место коменданта Киреева. И оную крепость поручить ему и о том в полках… объявить…».

Какими соображениями руководствовался Пётр I, назначая А.С. Келина обер-комендантом Азова? Обратимся к событиям того времени, которые помогут объяснить решение царя.

Бежавший в Турцию Карл XII путем интриг, при содействии Англии и Франции, имевших влияние на двор султана, всё-таки добился объявления Турцией 20 ноября 1710 года войны России.

Пётр I принял вызов и выступил в так называемый Прутский поход.

25 июня 1711 года русские войска достигли города Яссы.

30 июня царь с главными силами русской армии – 38 тысячами солдат и офицеров - двинулся дальше к Дунаю.

8 июля турецкая армия численностью около 190 тысяч человек, вышедшая ему навстречу, переправилась на западный (правый) берег реки Прут, куда уже подходил авангард русских войск.

8-9 июля у Станилешти произошло сражение. Несмотря на значительное  численное превосходство в силах, туркам так и не удалось добиться успеха. Артиллерийским и ружейным огнём русских войск неприятельские атаки были отбиты с большими для турок потерями. Особенно большой урон был нанесен янычарам – элитным подразделениям в войскам султана. Они стали требовать заключения мира с русскими.
Положение русской армии тоже оставалось весьма критичным, поскольку пятикратный перевес в живой силе противника, действующего к тому же близко от своих баз снабжения, создавал реальную угрозу весьма неблагоприятного исхода событий.

По обоюдному согласию сторон 12 июля был подписан мирный договор. Русская армия получила право свободного выхода из турецких владений – с артиллерией и обозом, но Турции за это возвращался Азов. Построенные на северном побережье Азовского моря русские крепости Таганрог, Каменный затон и некоторые другие укрепления подлежали разрушению.

В отечественной истории военные события, связанные с Азовом, занимают особое место.

Прежде всего следует помнить, что борьба за Азов была не следствием некой «захватнической политики», а лишь цепью попыток вернуть древнее наследие отцов и разрушить позорные последствия экспансии кочевников на славянские земли. Ведь город, впоследствии получивший названия Азова, в X-XI столетиях входил в состав Тмутараканского княжества Киевской Руси и был захвачен (около 1067 года) половцами, давшими поселению имя своего хана Азува (Азака).

Золотая Орда, утвердившаяся в XIII веке в Приазовье, сделала это поселение своей стоянкой. С конца того же XIII века и два последующих столетия кряду данной территорией владели италийцы (венецианцы и генуэзцы), устроившие здесь свою богатую колонию Тана. Они уступили военной силе и в 1471 году отдали Азов захватившим его туркам; те превратили город в сильную военную крепость - форпост для нападений на Русь и Малороссию.
Донские казаки первыми взяли Азов обратно и владели им в 1637-1642 годах (этот период в отечественной истории известен, как «Азовское сидение»). В 1696 году Азов вновь был взят, на сей раз войсками Петра I (знаменитые Азовские походы 1695-1696 годов; в них принимали участие и казаки, в основном донские, но и малороссийские тоже).

Предполагая, что турки попытаются взять Азов обратно, Пётр I уже на следующий день после перехода крепости в его руки (19 июля 1696 г.) приказал инженеру де Лавалю составить план восстановления и создания новых укреплений по всем правилам фортификационного искусства. Ним предусматривалось возведение пяти каменных бастионов с равелинами и строительство на противоположном берегу Дона отдельного форта. План немедленно начал воплощаться в жизнь и переоборудование крепости было завершено уже к средине августа того же года. Армия, уходя, оставила в Азове сильный гарнизон, состоящий из 5 997 солдат (из полков дивизий Лефорта, Головина, Гордона и Ригельмана) и 2 709 стрельцов. Воеводой в Азове оставили стольника князя Петра Львова.

У Азова начало разворачиваться строительство целого комплекса оборонительных сооружений – морской гавани Таганрога, место для которой Пётр I выбрал лично), крепости Троицы и форта Павловский на Петрушинской косе. Одним из «наказов» Петра I было прорытие канала между Волгой и Доном. Выполнить его тогда не удалось, но известно, что в 1697 году было собрано 20 тысяч землекопов и назначен инженер – «немец» Бреккель.

В 1711 году Азов, столь дорогою ценою отвоёванный у османов и превращённый, как уже говорилось, в первоклассную крепостью, был возвращён Турции; потом опять отвоёван в 1736 году и вновь перешёл во владение России по Белградскому мирному договору 1739 года.
Но окончательно Азов был присоединён к России лишь 35 лет спустя, по Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 года, после ряда блистательных побед русской армии и её военно-морского флота, в царствование императрицы Екатерины Великой, продолжательницы дела Великого Петра.

+ + +

 

 Петр 1 в мундире Преображенского полка под Азовом.
Современный рисунок. 

Вернёмся к событиям 1711 года. Может возникнуть вопрос: почему после Прутского похода, завершившего для России неудачно, и договорённости о возвращении Азова туркам, Пётр I назначает в эту крепость коменданта, причем в ранге «главного», и останавливается на кандидатуре именно А.С. Келина - человека мужественного, деятельного, показавшего себя хорошим организатором?
Такое решение было вызвано целым рядом важных обстоятельств.

По условиям Прутского договора русская сторона обязывалась беспрепятственно пропустить Карла XII через Польшу. Но король всё ещё медлил с отъездом, надеясь получить у султана под своё командование сильную турецкую армию, с которой он мог бы повторить поход на Россию. Эти проволочки, в свою очередь, давали Петру I право задержать передачу Азовской крепости туркам.

Находясь осенью 1711 года на лечении в Карлсбаде, Пётр I вел интенсивную переписку по поводу Азова и Таганрога с генерал-фельдмаршалом Б.П. Шереметевым, киевским губернатором князем Д.М. Голицыным, канцлером бароном П.П. Шафировым и генерал-адмиралом Ф.М. Апраксиным. Из этой переписки видно, чего стоило Петру I возвращение туркам этих взятых ценою большой крови твердынь, как он пытался любой ценой отсрочить выполнение этого пункта условий договора, не исключая поворота ситуации к лучшему для России…

В письме Ф.М. Апраксину, датированном 19 сентября 1711 года, Пётр I писал, что вынужден удовлетворить требования турецкого правительства, но подождёт удаления Карла XII за пределы Порты. При этом он советовал генерал-адмиралу снести укрепления Таганрога, но сохранить при этом их фундаменты, надеясь, что при благоприятных для страны обстоятельствах крепость будет возвращена России и тогда удастся быстрее её восстановить. Предвидения Петра I действительно осуществились, хотя и несколько позднее.
В другом письме к Ф.М. Апраксину, от 28 сентября, царь поручает ему до передачи туркам Азова составить подробный план этой крепости «…с размерами» (Брикнер А.Г. История Петра Великого. - СПБ., 1882, т.2, с.157).
.
Азов был особенно дорог Петру I, ибо взятие (при личном его участии) этой крепости русскими войсками явилось действительно большим успехом в борьбе против Турции за выход на моря – Азовское, а затем и Чёрное. Городские укрепления в соответствии с планами царя тогда впервые перестроили с учётом новейших, передовых по тому времени методов военно-инженерной науки.
На левом берегу в устье Дона фактически возвели новую крепость с четырьмя бастионами и горнверком ( двумя полубастионами, соединёнными между собой куртиной, т.е валом крепостной стены) с напольной стороны.

На остальных участках оборонительной ограды имелись небольшие равелины. Тыльная (от Дона) сторона прикрывалась земляным валом.
На правом же берегу реки возвели Петровскую (sic!) крепость с четырьмя бастионами. Её окружал водяной ров, соединявшийся с рекой специально проведенным сюда каналом.

+ + +

…Со дня подписания Прутского мирного договора (12 июля 1711 года) и до фактической передачи крепости Азова турецким представителям (состоялась 2 января 1712 года) прошло без малого шесть месяцев.

За это время здесь пришлось решить множество самых различных задач – начиная от перемещения в полном порядке гарнизона Азова в другие русские крепости до вывоза различного воинского имущества и даже части артиллерии, которую удалось в конечном итоге отстоять. При этом с турками, принимавшими Азов, необходимо было соблюдать такт и поддерживать вежливые дипломатические отношения.

С подобной нелёгкой задачей действительно мог справиться лишь человек, обладавший большим опытом, энергией и выдержкой.

Именно таким оказался генерал-майор и обер-комендант А.С. Келин, Турецкие представители Айваза-паша, Мехмет-ага и другие 4 января 1712 года сообщали в Стамбул о ходе приёма Азова «с пушками, ядрами и порохом и другими припасы», и о получении ключей от города у обер-коменданта генерал-майора Келина.

5 января, на следующий день, А.С. Келин подписал протокол о передаче Азова «стороне мусульманской» и тогда же направил письмо турецкому
сераскиру (военному министру) Мехмет-паше о присылке в крепость его уполномоченных(не полагаясь, видимо, на «басурманскую» почту).

+ + +

После передачи крепости Азова туркам А.С. Келин командовал войсками в Азовской губернии, в Малороссии, Казанскими солдатскими и драгунскими полками. До конца своей жизни Алексей Степанович оставался в армейском строю.
Все эти годы он вёл достаточно интенсивную переписку с генерал-адмиралом Ф.М. Апраксиным, которая наряду с другими сохранившимися материалами тех лет в известной мере характеризует его жизнь и служебную деятельность.
Так, 10 января 1712 года А.С. Келин в донесении Фёдору Михайловичу подтверждает получение от него приказа выехать в Новый Транжемент для «осмотра по ведомости пороховых погребов» в связи с ожидавшимся сильным весенним паводком, и заданием, в частности, выбрать порох «наверх здешними солдатами».
В январе А.С. Келин находился в этой крепости на протяжении нескольких дней, выполняя поручение по приёму доставленных сюда воинскими командами пленных шведов боеприпасов и различного имущества.
 

+ + +

Ново-Транжементную крепость построили в 1711 году в девяти верстах от казачьей столицы города Черкасска, ниже по течению Дона. Сюда свезли пушки и боеприпасы, которые удалось сохранить, из Азова.

Гарнизон Нового Транжемента состоял из 7 офицеров и 359 солдат. На его вооружении было 137 артиллерийских орудий.

Резидент Станислава Лещинского при Карле XII Станислав Чолик Понятовский, шведский посланник в Стамбуле Томас Функ и крымский хан Давлет-Гирей II доносили султану, что Ново-Транжементная крепость имеет более сильные укрепления, чем Азов. Турки умудрились даже добыть для себя чертеж Нового Транжемента. Порта настаивала на том, чтобы внести в текст мирного договора пункт о запрещении строительства русских укреплений между Азовом и Черкасском, и в конце концов добилась своего: Ново-Транжементную крепость 11 июля 1712 года снесли, но взамен поставили новую, под таким же названием, в двух верстах от Черкасска, выше по течению Дона, у реки Ваклеевки, напротив Крестовых гор.
 

+ + +

 

Герб Полтавы. Современный рисунок.
Неточность: на флаге слева должен быть изображён вензель Петра I. 

Напряжённость на русских границах с Турцией между тем не уменьшалась.

Первого сентября 1712 года король Франции Людовик XIV Бурбон (1638 – 1715 гг.), потерпевший поражение сначала в войне за так называемое Пфальцское наследство (1688-1697 гг.), и уже почти проигравший борьбу за «наследство Испанское» (война 1701-1714 годов), что привело к дальнейшему ослаблению Франции и повергло её в глубокий экономический спад, заключил договор с Карлом XII, явно направленный против интересов России. В нём, в частности, говорилось: «…всё своё старание приложить при Порте Оттоманской, дабы оную склонить, чтоб паки вновь разорвала мир с царём московским…», и далее: «…его Величество король французский объязуется помянутыми кондициями (т.е. условиями,- прим. автора) все способы и силу свою употребить и сверх того короля дацкого отвлечти чрез некоторые пристойные кондиции, которыя господин Дезайлер указ имеет приобщить его королевскому Величеству Швецкому…» («Письма и бумаги…».- М., Вып. 2, 1977, Т.12, с. 515).

Упомянутый в тексте договора французский посол в Стамбуле генерал-поручик Пьер-Дюшо Дезальер, настроенный крайне враждебно к России, составил тогда для своего правительства докладную записку («мемориал»), в которой изложил соображения относительно Прутского договора.

Будучи вынужденным признать успехи русской дипломатии, Дезальер вместе с тем докладывал: «…Подлинно есть, что Порта обманута, соизволит заключить мир с царём московским под такими кондициями, яко слышно, и для таких раций, яко ниже изъяснено. Понеже царь московский имеет во владении фортецию, называемую Новую крепость (Ново-Транжементную,- прим. автора), в которой может строить магазеин, яко уже ныне и имеет, и понеже будет иметь во владении реку Дон, и что оной отдал Азов, то… руския знают, от которой стороны та фартеция не крепка, то одним утром могут притти на бударах (больших лодках,- прим. Автора) и высадить на берег 30 000 войск и, приступя к Азову, оной взять, яко не сумнително, что то будет следовать…» («Письма и бумаги…».- М., Вып. 2, 1977, Т.12, с. 462).
 

+ + +

Содержание дальнейшей переписки А.С. Келина с Ф.М. Апраксиным в 1712 году свидетельствует о расширившихся масштабах деятельности генерал-майора. Сообщается о комплектовании ним личным и конным составом войск Азовской губернии, о рангах полков и батальонов, находящихся под его командованием, о знамёнах, форме одежды, о подготовке к маршу из Воронежа, выступлении отряда на Белгород и другом.

23 октября 1712 года Ф.М. Апраксин докладывал Петру I: «…Лантрихтер Азовской губернии господин Кикин скончался, а на ево место ково ль взять, не знаю. Повели, Ваше Величество быть из нового транжамента на ево место вицгубернатором господину Толскому, а на ево место в транжаменте комендантом быть генерал-маеору Келену…» («Письма и бумаги…», М., Вып. 2, 1977, Т.12, с. 413).

Осталось, увы, неизвестным, как Пётр I отнёсся к предложению Ф.М. Апраксина.
 

+ + +

В октябре-ноябре того же года А.С. Келин пишет Ф.М. Апраксину о передислокации своих полков и состоянии боеготовности частей, постройке телег для войскового обоза, изготовлении патронных ящиков, подготовке к зиме. В письме А.С. Келин упоминает город Оскол, Киевскую и Казанскую губернии, Воронежскую провинцию, с коими имеет сообщение по тем или иным вопросам; сообщает, что ожидает поступление важного указа от брата Ф.М. Апраксина – ближнего боярина и губернатора Казанского и Астраханского П.М. Апраксина.

Декабрём 1712 года датированы «Ведомости артиллерии, амуниции» и другого военного имущества, «хоромного строения и всяких лесных и других припасов», оставляемых в Азове на временное хранение в соответствии с приказами Ф.М. Апраксина и с согласия турецкой стороны.

Среди архивных документов, датированных 1713 годом – рапорта и донесения А.С. Келина генерал-адмиралу Ф.М. Апраксину о состоянии вверенных генерал-майору воинских частей, о появлении под Черкасском на Дону турецкого флота, получении из Казани от П.М. Апраксина ожидаемого приказа: «…с полками, со всяким воинским приготовлением, с полевою артиллерией стоять в Острогожске во всякой готовности, от приходов неприятельских иметь опасение и осторожность, а паче по невозможности чинит поиск; а о походе своего высокородия по предложенному Его Царского Величества указу из Казани марш свой апреля 21 дня…», и другие.

В декабре 1714 года А.С. Келин обращается к Ф.М. Апраксину с просьбой о содействии и поддержке перед Государем своего ходатайства о покупке «в Малороссии у помещиков по вольной цене поместной земли» («за многие мои службы, за кровь и раны и осадное сидение…»).

Ходатайство было уважено так, как Алексей Степанович, видимо, и не чаял: Келин был пожалован (награжден) земельным наделом на столь милой его сердцу Украйне.

Это, впрочем, отнюдь не означало отставки: приказ генерал-адмирала Ф.М. Апраксина 3 января 1715 года предписывал генерал-майору А.С. Келину следовать с полками в Азовскую губернию «по прежнему»; о передислокации солдатских полков «с квартир при Харькове в Осеред»; о финансировании «марша» и снабжении подводами, провиантом, фуражом «кому о чем надлежащие указы от нас посланы».

8 января того же года А.С. Келину был направлен приказ «ближнего боярина и во охранении Малороссии воеводы и наместника Нижегородского» П.М. Апраксина: в связи с поездкой его из Малороссии в Москву и Санкт-Петербург принять под своё командование войска – драгунский и солдатский полки «Азовской губернии и артиллерии со всеми служители, и казанские драгунские и солдатские полки» - до прибытия бригадира Дмитриева-Мамонова.

23 января 1715 года в рапорте А.С. Келина П.М. Апраксину сообщается о получении его приказа об оставлении квартир «при Харькове» и марше на Осеред.

Это последнее из имеющихся на сегодняшний день архивных упоминаний о А.С. Келине.
 

+ + +

Генерал-майор русской армии Алексей Степанович Келин скончался в 1715 году, не дожив шести лет до победоносного для России завершения Великой Северной войны, в сражениях которой он, как мы помним, принимал самое активное участие.

30 августа 1721 года в городе Ништадте без международных посредников, усердно в это дело набивавшихся, был подписан мирный договор между Россией и Швецией. По нему Россия возвратила себе по исконному праву ей принадлежащие Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию, часть Карелии; города Выборг, Ревель, Пернов, Нарву, Дерпт, Кексгольм; острова Эзель, Даго и Мен.

В результате победоносного завершения Великой Северной войны Россия надёжно укрепилась на побережье Балтийского моря и заняла одно из первых мест среди стран Европы, также принадлежащее ей по полному праву.

Победа в Великой Северной войне 1700-1721 годов положительно решила вопрос о независимом существовании русского, малороссийского и белорусского народов в едином сильном отныне государстве.

Сражения Великой Северной войны, судьбоносные для русской армии и флота, положили начало успешному развитию отечественной военной науки и военного искусства, на лучших традициях которых выросло затем не одно поколение русских военачальников – таких, как А.В. Суворов, М.И. Кутузов, И.Ф. Паскевич, М.Б. Барклай-де-Толли, И.И. Дибич-Забалканский, П.И. Багратион, Ф.Ф. Ушаков, П.С. Нахимов и многие-многие другие…
 

+ + +

О мужественном воине русской армии А.С. Келине напоминает потомкам величественный монумент, воздвигнутый в Полтаве в 1909 году к 200-летию знаменитой баталии. Его установили именно там, где некогда находился Мазуровский бастион и одноименная башня, подвергавшиеся особо ожесточённым атакам неприятеля.

Чуть поодаль, справа от памятника, если стоять к нему лицом, прежде была Георгиевская церковь (ныне разрушенная и увы, не восстановленная), а около неё виднелись холмы братских могил погибших в боях защитников крепости (эти братские могилы тоже не сохранились.
Памятник полковнику АС Келину и доблестным защитникам города представляет собой композицию из куба на трёхступенчатом основании, и прямоугольной призмы, сложенные из отдельных блоков розового гранита.

В изначальном варианте на верхней части памятника, стилизованной под скалу горной вершины, восседал бронзовый двуглавый имперский орёл, держащий в лапах перевитый лентами венок. В годы революции 1917 года и гражданской войны эта часть памятника была разрушена; позже на реконструированном монументе было укреплено в верхней части бронзовое барельефное изображение исторического герба Полтавы.
На лицевой стороне у подножья призмы находится крупная объёмная бронзовая фигура разъяренного льва. Это символ мужества защитников Полтавской крепости и ее героического коменданта.

С остальных сторон памятник обрамляют естественные глыбы гранита.

На кубе под фигурой льва укреплена пластина из бронзы, на ней надпись: «Доблестному коменданту Полтавы полковнику Келину и славным защитникам города в 1709 году». Она тоже была уничтожена в годы гражданской войны, но в 1950-х годах была отлита заново и возвращена на своё прежнее место.

На противоположной грани куба такая же пластина из бронзы с надписью: «1-го апреля 1709 года Карл XII осадил Полтаву. Три месяца гарнизон и жители города геройски отбивали все атаки шведов. Последние ожесточённые штурмы отбиты доблестными полтавцами 21-22 июня 1709
года».

Герб города Полтавы был создан в 1729 году, когда известный русский художник Андрей Баранов составил на основании материалов Военной
коллегии гербовник («Знаменник»), в который вошли изображения 88 гербов, из них 85 для полковых знамён по наименованиям городов, где эти полки размещались, в том числе и Полтавского полка. На следующий год эти гербы были окончательно утверждены.

Городской герб Полтавы имел классический вид щита, разделённого диагоналями на четыре части (поля), каждая – в форме треугольника. В «Знаменнике» А. Баранова указывается, что «внизу поле лазоревое (голубое,- Я.И.), вверху красное, а по обе стороны белые…» (Соболева Н.А. Российская городская и областная геральдика XVIII-XIX вв. - М., 1981, с.215).

В верхней части щита были изображены две скрещённые шпаги; на белом поле с правой стороны щита – знамя с вензелем Петра I, с левой – пальма; на голубом – пирамида золотого цвета, на лицевой стороне которой – свёрнутая в кольцо змея с затиснутым в пасти хвостом.
Символика городского герба Полтавы, где были органически соединены реальные и аллегорические изображения, возникла на местной фактической основе в тесной связи с выдающимся событием отечественной истории – обороной Полтавы от шведских войск Карла XII.

В давней традиции изображение шпаги, а тем более скрёщенных шпаг означали выполнение воинского долга. Верные своему слову: не сдавать город неприятелю, солдаты и офицеры гарнизона, а также ставшие к ним плечом к плечу вооружённые местные жители совместно отстояли в битве с лютым врагом Полтаву.

Знамя – символ доблести и славы, единства воинов. Великорусский, малорусский и белорусский народы-братья (вспомним хотя бы Лесную – мать Полтавской победы!), общими усилиями одолели иноземных захватчиков в бескомпромиссной ожесточённой борьбе.
Изображение вензеля Петра I на знамени напоминает о его пребывании в Полтавской крепости после победоносной баталии.
Пальма символизирует победу, мир, радость.

Пирамида и на ней свернутая в кольцо змея – символ Вечности, она означает, что в веках не померкнет память об этом знаменательном событии, - и в то же время говорит о вечной славе победителей.

Цветовая символика также имела своё крайне важное значение. Красный – цвет жизни, солнца и огня – подчеркивал мужество, храбрость, бесстрашие, братство по крови; золотой означал справедливость, великодушие; голубой («лазоревый») – верность, постоянство, величие и красоту; белый – незапятнанную воинскую честь.

Этими цветами-символами очень справедливо был украшен старинный герб города Полтавы в память доблестных её защитников.
Вокруг памятника коменданту города полковнику Келину и доблестным защитникам города была установлена ограда: четыре низкие гранитные тумбы с гранитными ядрами наверху, соединёнными чугунной цепью. Это тоже более поздний вариант: прежде постаменты для ядер были гораздо выше, и ядра на них лежали настоящие, чугунные, мортирные.

Автор проекта памятника - А.А. Бильдерлинг, скульптор А.Л. Обер.

Скульптор Артемий Лаврентиевич Обер (1843-1917 гг.) в особых представлениях, возможно, и не нуждается. Отметим всё же, что он имел достаточно редкое дарование с особой точностью и выразительностью воссоздавать фигуры животных. Его работы «Бык-победитель», «Борзая хватает лисицу», «Белый медведь» и «Волк» снискали известность в конце XIX века и были близки, по оценкам специалистов-критиков, к искусству передвижников.

Лучшими же произведениями скульптора-анималиста Обера и поныне считаются фигура коня для памятника Богдану Хмельницкому в Киеве (монумент работы Михаил Осиповича Микешина, 1888 год), декоративная скульптура для Бородинского моста в Москве (1912 год), Орла для памятника сражения при Лесной (1908 год), а также имперского (двуглавого) орла и льва для памятника коменданту города полковнику Келину и доблестным защитникам Полтавы, торжественно открытого в 1909 году.

Именно А.Л. Оберу долгое время приписывалось и авторство этого памятника в целом, что легко можно проследить по тиражировавшимся из года в год открыткам с видом памятника советского периода. Но это не так.

На самом деле проект «памятника Келину», как его запросто называют в Полтаве, создал другой человек – А.А. Бильдерлинг (1846 – 1912 гг.), - генерал от кавалерии. Он происходил из баронского рода, вышедшего из Курляндии и восходящего к первой половине XVII века.

Александр Александрович имел блестящее образование (с отличием и занесением его имени на мраморную доску) окончил Пажеский корпус, затем служил в Кавалергардском полку и несколько позже по первому разряду окончил Николаевскую Академию Генерального штаба.
Участник, в качестве командира 12-го драгунского Стародубовского полка, русско-турецкой войны 1887-1888 годов, а также русско-японской войны 1904-1905 годов (в качестве, сначала, начальника Восточного отряда в составе трёх армейских корпусов, затем командующего 3-й Маньчжурской армией), А.А. Бильдерлинг был удостоен многих высших российских орденов и награжден золотым оружием с надписью «За храбрость».

Но не это в данном случае главное.

Помимо чисто военной деятельности А.А. Бильдерлинг прославился еще и как автор ряда военно-исторических работ: «Германия. Вооруженные силы» (СПБ., 1875), «Стародубовские драгуны в Рощукском отряде» (издана там же и в том же году), «Просветители России» (СПБ., 1894) и многих других.

И, опять-таки, не это определяющее для нашего рассказа.

Главное в данном случае то, что помимо прочих дарований, генерал А.А. Бильдерлинг был способным рисовальщиком и акварелистом; он снискал немалую известность и другими созданными ним произведениями искусства: так, Александр Александрович спроектировал памятники Пржевальскому (построены в г. Пржевальске и Санкт-Петербурге), адмиралу Корнилову, адмиралу Нахимову и генералу Тотлебену (все три - в Севастополе), и другие.

Вот он-то и есть настоящий автор монумента доблестному коменданту полковнику полковнику Келину и доблестным защитникам города Полтавы – единственного в своем роде памятника Великой Северной войны 1700-1721 годов.

Другой видный военный деятель, генерал-лейтенант В.Ф. Джунковский писал о А.А. Бильдерлинге, что «…его полная благородства фигура была хорошо памятна москвичам. Это был человек весьма образованный. С кристальной, чистой душой. Строгий к себе, он был очень снисходителен к ошибкам других. Кроме того, как художник-акварелист, он пользовался большим успехом на выставках, все его произведения отличались жизненностью и были тщательно всегда отделаны».
 

+ + +

В годы временной немецко-фашистской оккупации 1941-1943 годов Полтавы памятник коменданту города полковнику Келину и доблестным защитникам города фактически был разрушен: гитлеровцы похитили бронзовую скульптуру льва, некоторые другие детали из металла.
В послевоенное время (в начале 1950-х годов) монумент был восстановлен (хотя и далеко не в первозданном виде); отливки фигуры льва и пластин с надписями изготовили заново.
 

+ + +

…В сентябре 1943 года Советская Армия освободила Полтаву. Накануне (21 сентября) в войсках весьма кстати прозвучало обращение Военного Совета и Политотдела 53-й армии: «…Доблестные воины…, герои Белгорода и Харькова! Перед вами Полтава. Город, овеянный славой исторической победы русского оружия. Здесь, на полях Полтавы, в 1709 году русские войска, предводительствуемые Петром Первым, наголову разбили шведских завоевателей.

Полтавская битва вошла в мировую историю как символ могущества русского народа, его сплочённости и умения побеждать опасного и сильного врага.

Храбрые сыны Отечества!

В этот час решительной битвы за освобождение города Полтавы от проклятых фашистских захватчиков помните, что вы сражаетесь за Москву, столицу нашей Родины, за свободу и независимость нашего народа…

Дерзко и решительно на штурм врага!

Да здравствует советская Полтава!».

Войска Степного фронта, успешно развивая наступление, форсировали реку Ворсклу неподалеку от того самого места, где её перешли русские солдаты в 1709 году, накануне Полтавской баталии.

Двенадцать частей и соединений, особо отличившихся в боях за город русской славы, были удостоены почетного наименования Полтавских…
23 сентября 1943 года Москва салютовала доблестным войскам, освободившим Полтаву, двенадцатью артиллерийскими залпами из 124-х орудий.

Ныне этой день празднуется, как День города…
 

+ + +

…Осталось неизвестным место, где малороссийская (теперь украинская) земля приняла тело славного воина русской армии генерал-майора Алексея Степановича Келина.

Но в памяти потомков всегда будет жить его подвиг, его преданность Отчизне, его смелость и бесстрашие, его беззаветное служение своему делу – до последнего дыхания и конечного удара сердца.

Вернуться к оглавлению

Книга предоставлена для публикации в ХРОНОСе авторами: Ярослав Иванюк  - историк; Юрий Погода – историк, писатель.


Далее читайте:

Полтавское сражение 1709 г.

А.С. Пушкин. История Петра I, глава 1709 (Вторая половина) Полтавское сражение (по Голикову).

Николай ЯРЕМЕНКО. Поле русской славы.

Юрий ПОГОДА. В болоте оружьем бряцая (шведская и Русская армии весной 1709 года).

Юрий ПОГОДА. Правда очи коле.

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку