Вы здесь

Сергей Сокуров. Ода Лицею. К 200-летию Царскосельского лицея.

Для наших просвещённых соотечественников всегда было два написания для учебных заведений, начало которым положил у нас император Александр I основанием в Царском Селе, под Санкт-Петербургом, необычной, высокого уровня школы для мальчиков, уже умеющих читать и писать, сведущих в мировой истории и сносно изъяснявшихся по-французски и по-немецки. Это элитное заведение, торжественно открытое 19 октября 1811 года (200 лет назад!) в присутствии государя, членов царской семьи, министра просвещения, высших сановников и «прочих первенствующих лиц», получило название Императорский Царскосельский лицей.

Анна Федорец. «Щукинский» особняк: русский стиль по-купечески.

Ученые любят поспорить: над мотивацией поступков исторических личностей, над датировками событий, над правильной расстановкой вех, отмечающих те или иные исторические периоды. И все же они единогласно признают время правления Петра Iводоразделом между старой и новой Россией. Теми распахнутыми настежь воротами, через которые много семян попало из Западной Европы на русскую почву. Одним из них, притом чуть запоздалым, стал романтизм. Древо романтизма взрастало в России дольше, пускало новые побеги с большим трудом, нежели в Западной Европе. Тем не менее, оно проросло – и оказало огромное влияние на всю культурную жизнь Российской империи, принося уже «обрусевшие» плоды и в XIX-м, и в начале XX-го столетия.

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ. Как Шереметев опростоволосился под Ригой.

Более 306 лет назад под Мур-Мызой (в 80 км от Риги) произошел печально-анекдотический случай, превративший полную победу русских войск в поражение. Это происшествие стало хорошим уроком для российских военачальников. Дело было так. Начало 1705 года, совпавшее с шестым годом Северной войны русских против шведов, царь Петр I встречал в приподнятом настроении. И было отчего. В далеком прошлом осталась нарвская конфузия. Король шведов забияка Карл XII крепко увяз в Польше, тщетно преследуя тамошнего властелина Августа, а шведских генералов, оставленных им на русском фронте, россияне научились бить. Была уже отвоевана Нева с крепостями Нонбург и Ниетанц, Дерпт и Нарва. Тем временем фельдмаршал Борис Шереметев успешно действовал в Эстляндии, нанося чувствительные уколы здешним шведским гарнизонам.

Анастасия БОГОМАЗОВА. Фёдор Иванович Буслаев. В поисках прекрасного.

Ещё в середине XIX столетия древнерусским искусством, особенно художественным оформлением рукописей, практически никто не интересовался. Эта область считалась тёмной, недостойной внимания исследователей и общества. Первым, кто начал его изучать, кто открыл его красоту и значение, был Фёдор Иванович Буслаев.
По широте интересов этого человека сравнивали с М.В. Ломоносовым, по работоспособности – с С.М. Соловьёвым, по объёму материала, который он первым ввёл в научный оборот, и по значению его трудов для общества – с Н.М. Карамзиным.

Тесля А.А. Философия права славянофилов.

Славянофильство достаточно сложно анализировать как целостную доктрину: в нем не было жесткого «идеологического» диктата, взгляды участников данного направления зачастую расходились, наблюдаются, разумеется, также существенные изменения не только акцентов концепции, но ключевых положений во времени, ведь история славянофильского движения насчитывает около пятидесяти лет – с конца 1830-х до середины 1880-х гг., когда последние представители «классического» славянофильства сходят в могилу [см.: 6]. В данной статье мы и не ставим своей целью дать монографическое описание философско-правовых взглядов славянофилов – наша цель выявить ключевые положения, построить концептуальную модель, позволяющую в целом проанализировать философию права славянофилов, скрывающуюся за разнообразием отдельных суждений и формулировок.

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ. Ливонские рыцари из рода русского.

То, что представители русской национальности укоренились в Прибалтике куда раньше, нежели трактуют местные сторонники «изгнания оккупантов», известно давно. Но многие ли знают, что отсчет их появления нужно вести не с начала XVIII века, когда на латвийской земле появились первые беглецы-старообрядцы, а с куда более ранней эпохи?

Владимир Павлов. Книга о нашей истории.

Что мы понимаем под термином история? Каждый вкладывает в это определение своё понимание. Одни полагают, что история это сказка. Знать бы сказочников, добрых и не очень, которые её сочиняют. Другие яростно утверждают, что история это наука о далёком прошлом, что изучать её надо в пыли архивов и в глубинах раскопов. И те и другие, несомненно, по-своему правы, но не будем забывать, что наряду с древней историей, историей средних веков, здравствует и ежедневно приумножается современная история нашей страны, нашей планеты.

Тесля А.А. «История найденыша» и находка романа.

Классика нуждается в перечитывании – и в этом одна из трудностей, поскольку статус «классического» зачастую воспринимается как избавляющий от этой необходимости: классический текст становится простым «знаком»: его не читают, им обозначают, его упоминают в перечислении, где воспринимается сам порядок, а не отдельные позиции в перечислении. И потому оказывается возможным удивление от встречи с классическим текстом – когда мы внезапно открываем, что он просто интересен – не «нечто» на котурнах, чем надо восхищаться «по доверенности», а по прежнему вызывающий наш непосредственный отклик.

Сергей Сокуров-Величко. Кругом одни… арапы.

Русскую литературу создали украинцы, евреи и негр…
В. Бебик

Я больше доверяю честному еврею, чем украинцу, славящему Яхве.
Автор

Случилось подслушать разговор.  Один из беседующих (активная сторона) демонстрировал  своеобразного шулера, получившего практику при играх в факты. Другой, с приоткрытым ртом, являл собой тип  хорошо сохранившегося школьного троечника,  не способного затрачивать усилия на добычу знаний, но охочего до сенсаций. 

Александр Черницкий: «Солидарному обществу не стать гражданским, и наоборот».

В 2011 году московский политолог Александр Черницкий опубликовал серию статей с красноречивыми заголовками «Биологическое оружие гражданского общества», «Троянский конь гражданского общества», «Зачем Руси гражданское общество?», «Как жулики пилили Родину», «Как жулики сливали Родину» и др. Иными словами, обрушился на «священную корову», в поклонении которой Запад видит универсальный рецепт процветания для всего человечества. Чтобы понять мотивы этого демарша, мы взяли у А.М. Черницкого интервью.

Страницы

Подписка на Румянцевский музей RSS