Вы здесь

Геннадий Муриков. Достоевский и вопрос о конце света.

Достоевский был явлением духа,
пророчествовавший о том, что Россия летит
в бездну. И в нём самом была притягивающая
и соблазняющая бездонность.

Н. Бердяев

Александр Приб. Вернется ли Веймарская республика? Или «Новая Германия» устновится явочным порядком.

В энциклопедии записано: «Веймарская республика 1919-1934 годов в Германии просуществовала большую часть мирного периода между двумя мировыми войнами. После Мартовской революции 1848 года она стала второй (и первой, увенчавшейся успехом) попыткой учреждения в Германии либеральной демократии. Она завершилась приходом к власти НСДАП, которая создала тоталитарную диктаутуру. Веймарскому государству ещё в период его существования дали определение «демократия без демократов», которое было верным лишь отчасти, но свидетельствовало о существенной проблеме в его устройстве: в Веймарской республике отсутствовал прочный конституционный консенсус, который мог бы связать весь спектр политических сил — от правых до левых. Волна демократизации не коснулась унаследованных от кайзеровской империи институтов управления, юстиции и прежде всего военного аппарата. Несмотря на то, что антидемократические устремления существовали и в стане левых, Веймарская республика потерпела крах по большей части из-за противодействия демократии со стороны правых. С момента своего возникновения республика была вынуждена отражать удары с двух сторон. В конце концов парламентское большинство в рейхстаге получили партии, отвергавшие ценности парламентской демократии: Национал-социалистическая немецкая рабочая партия и Немецкая национальная народная партия — с одной стороны, и Коммунистическая партия Германии — с другой.»

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ. Напористый иностранец Вильгельм Бауэр.

В один из июньских дней 1854 года главе русского флота Великому Князю Константину Николаевичу доложили о просьбе некого Вильгельма Бауэра быть принятым. Он не смог отступить перед вежливой напористостью иностранца, и Бауэр был выслушан. Константин Николаевич узнал от немца, что тот в 1850 году в Киле на средства, собранные подпиской среди голштинских войск, построил подводную лодку Der Braudtausher. Действительно, родившийся 23 декабря 1822 года в Диллингене-на-Дунае Вильгельм Бауэр (нем. Wilhelm Bauer) был выдающимся конструктором. Поначалу он изучал ремесло токаря, потом вступил в кавалерийский полк - где изобрёл приспособление для транспортировки пушек. В 1848 году Бауэр оказался в Шлезвиг-Голштейне, где у него впервые появились планы о создании подводных судов для охраны побережья.

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ. Жандарм, собиратель сказок и первый драматург Динабургского театра.

Барон Василий Алексеевич фон Роткирх, родившийся в Вильне 19 ноября 1818 года, принадлежал древнему рыцарскому роду, корни которого теряются в Силезии XII века. Кстати, дед Василия Андреевича - Алексей Карлович фон Роткирх был мужем родственницы великого русского поэта Софии Абрамовны Ганнибал.

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ. Преподобноисповедник Сергий (Митрофан Сребрянский).

В 2010 году исполнилось 137 лет со дня рождения преподобноисповедника Сергия, известного также под мирским именем Митрофана Сребрянского. Жизнь и судьба этого необыкновенного человека заслуживают благодарной памяти потомков. ...Юный Митрофан Сребрянский, родившийся под Воронежем, как и большинство детей священников, окончил духовную семинарию. Увлекшись в молодости социалистическими идеями и, желая послужить народу, он поступил в Варшавский ветеринарный институт. Однако, в католической Польше Митрофан Васильевич принялся усиленно посещать православный храм и понял, что его истинное предназначение состоит в принятии духовного сана. Сделав выбор, Сребрянский женился на девице Ольге Исполатовой, после чего был рукоположен в диаконы. Спустя малое время он принял сан иерея и был прикомандирован к 47-му драгунскому Татарскому полку.

Тесля А.А. Император Александр I в изображении В.К. Николая Михайловича.

Переиздание после почти столетнего перерыва главного исторического труда великого князя Николая Михайловича[1] – неплохой повод осмыслить образы императора, которые сложились в историографии. Тем более что ко времени выхода первого издания основные позиции, существующие по сей день, уже успели выразиться вполне отчетливым образом. Как оговаривается уже в предисловии, «мы не старались дать историю царствования императора Александра I»; цель автора – «дать опыт исторического исследования характера и деятельности Александра Павловича не только как государя и повелителя земли русской, но и как человека. Не нам также решать вопрос, возвеличит или понизит предлагаемое историческое исследование образ благословенного монарха» (стр. 5, 6). Николай Михайлович стремится «нормализовать» облик императора, традиционно описываемого как «державный сфинкс», оплетенный мифами и образами, далекими от реальности, и которые он сам поддерживал или которым не мешал распространяться.

Сергей Сокуров. «Немытая Россия» и грязный автор фальшивки.

Прежде чем указывать обвинительным перстом на истинного сочинителя сей стихотворной мерзости и предавать его казни осуждением, призываю пристальней вглядеться в самих себя. Вот он – коллективный лжец-очернитель – вся наша русскоговорящая, с колыбели, общность. Разве не все мы, за редким исключением, с каким-то сладострастием, дай только малейший повод, обгаживаем всё родное, вечное и святое? Особенно в задушевных разговорах. И подобострастно, с жаром, поддакиваем иноземцам, когда они политкоректно, подыскивая слова, намекают на исконное свинство русских. Обеляет нас в этом в некоторой степени лишь то, что, разглядев в собеседнике убеждённого русофоба, способны тут же дать отпор, доказывая с тем же жаром обратное. А если тот заморский русофоб вдруг возымеет желание с оружием в руках полезть в наш (как мы поспешили согласиться с ним) «отечественный свинарник», чтобы его почистить (вернее, обчистить), то, без рассуждений, «и сурово брови мы насупим…». Вот такие мы непреклонные. Как пить дать, накостыляем шею всякому, кто рот не прополаскивает, раскрывая его на Святую Русь, всем этим карлам, жакам, фрицам, прочим немцам. Да так вдохновенно, что, по обычаю своему, не заметим самых опасных русофобов. А они среди нас затесались. Вот хотя бы этот - Митрий-Митричем представляется – с отёкшим лицом интеллигентного пьяницы. Пока его рассматриваем, вспомним два стихотворения. Оба проходили в школе.

Игорь Фроянов: «Хвастаться, в общем-то, нечем…»

Современная историческая наука ныне находится в состоянии некоторой растерянности и замешательства. Произошло крушение советской исторической науки, которая опиралась на марксистские фундаментальные основы теории исторического процесса. Сейчас идёт поиск новых фундаментальных основ познания истории. Утверждать, что этот поиск завершился, мы не можем. Поэтому, я бы сказал так, что современная историческая наука переживает время поиска, и в лучшем случае, она вошла в начальный период своего становления. Многое в ней напоминает то, что было на протяжении 1920-х – начала 1930-х годов прошлого века, когда происходило формирование советской исторической науки. Отличительной особенностью указанного времени и дня нынешнего является интенсивная публикация источников, не попавших дотоле в поле зрения специалистов. В этом расширении круга источников, вводимых в научный оборот, нельзя не видеть положительной работы, проделанной современными историками. Есть, конечно, и негативные моменты. К ним относятся попытки огульного отрицания достижений советской исторической науки, стремление подвергнуть ревизии труды советских историков, больше того – окарикатурить и оболгать историю русского народа, особенно советскую эпоху.

Александр Черницкий. Как жулики пилили Родину.

Завершая статью «Как жулики сливали Родину», автор пообещал рассказать об удивительных «приватизационных» махинациях в брежневском СССР, по сравнению с которыми фарцовка и подпольные швейные фабрички – совершенно невинные занятия. Однако спекулянты и цеховики периодически отправлялись по этапу, а крупное жулье наслаждалось жизнью и продолжало бег по карьерным лестницам. Ниже – моя беседа с одним благополучно дожившим до наших времен махинатором.

Тесля А.А., Грибунин В.В. Славянофильство в работах Дмитрия Алексеевича Хомякова.

Дмитрий Хомяков, старший из выживших сыновей Алексея Степановича Хомякова (двое, родившихся ранее, умерли в раннем детстве), очень поздно и тяжело выступил со своими публицистическими работами. Следует, вероятно, с самого начала заметить, что Дмитрий был человек тяжелый на подъем и не склонный к устойчивому труду – много знавший и читавший, он редко писал, а тем более сколько-нибудь объемные тексты, общественная деятельность также мало подходила ему – приняв участие в войне 1877 – 78 гг. в качестве одного из уполномоченных славянского комитета по санитарно-медицинской части, он вызывал постоянные опасения и заботы со стороны И.С. Аксакова, командировавшего его.

Страницы

Подписка на Румянцевский музей RSS