Андрей Тесля

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Т >


Андрей Тесля

2006 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Андрей Тесля

Древний Восток

Учебное пособие по истории государства и права зарубежных стран

(Избранные главы)

ГЛАВА I.

ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО И ОБРАЗОВАНИЕ ПЕРВЫХ ГОСУДАРСТВ 1)

Неолитическая революция и становление земледельческой цивилизации. Неолитическая революция означает переход от присваивающего (собирательство, охота и рыболовство) к производящему (первоначально земледелие, а затем и скотоводство) хозяйству. Важнейшими последствиями неолитической революции стали демографический взрыв и образование избыточного продукта.

Демографический взрыв был связана с переходом к культуре земледелия, создавшей условия для резкого увеличения фертильности женщин, с одной стороны, и повышения выживаемости детей. Рост населения приобрел цепной характер, сопровождавшийся расширением обрабатываемых территорий, а затем и достаточно дальними переселениями. Человечество утратило привязанность к местам обитания стад диких животных, получив возможность автономного расселения – иными словами, на место факторов регулярных миграций пришли факторы культивации территорий поселения.

Обращаясь ко второй важнейшей стороне последствий неолитической революции – образованию избыточного продукта, следует, в первую очередь, оговорить, что речь идет об относительно-избыточном продукте, т.е. превышающем «жизнеобеспечивающую норму» (Ю.И. Семенов). Образование такого избыточного продукта открыло возможность создания новых форм социально-семейной организации, усложнения социальной структуры. Основой социальной организации становится патриархальная семья – большая семья, состоящая из близких родственников, как правило ведущих происхождение от одной пары 2).

Подобная патриархальная семья (компаунд) существенно отличается от локальных групп предшествующего периода. Прежде всего, она обладает куда более жесткой внутренней структурой, не зависящей от усмотрения составляющих ее членов. Место каждого члена подобной группы теперь крепко закреплено и не подвержено пересмотру – структура может измениться только после смерти отца-патриарха (как правило, следовал раздел по числу взрослых сыновей умершего, в свою очередь образовывавших аналогичные группы).

Иерархия внутри группы базировалась на неравенстве пола, возраста и поколений, оформляющейся в систему рангов, которые, при благоприятных обстоятельствах, каждый мужчина, принадлежащий к компаунду, имел шанс пройти.

Статус патриарха качественно отличен от лидера локальной группы. Во-первых, патриарх обладает куда большей прочностью своего статуса, поскольку он приобретается не на основании тех или иных личных качеств (точнее, не только на их основании), но в силу достижения соответствующего ранга. Во-вторых, претерпели изменение и функции лидера. Если лидер локальной группы должен был быть в первую очередь добытчиков, демонстрирующим свое умение в деле добывания средств пропитания, щедрость и смелость по отношению к членам группы, то патриарху в первую очередь надлежит быть умелым в сохранении и приумножении богатств компаунда, уметь организовывать хозяйство и работы (совместные и возложенные на отдельных членов группы). Иными словами, в отношении патриарха на первый план выходят административно-хозяйственные функции.

Таким образом, на неолитической стадии впервые появляется феномен социального неравенства. Определенное неравенство наблюдается и в локальных группах предшествующего периода, однако там оно обусловлено биологическими причинами («естественное неравенство»), а система редистрибуции первобытного общества призвана компенсировать подобное неравенство за счет компенсации наиболее успешным обыкновенно через систему престижа 3). Неравенство эпохи неолита вытекает из различия социальных рангов, являя собой первый случай структурного социального неравенства потребления 4).

Следующим (достаточно условно) уровнем социальной общности выступает земледельческая община. Если на уровне компаунда система рангов благоприятствует стабилизации, то общинная структура открывает иной – более высокий – уровень реализации социальных амбиций. Полем проявления последних становятся общинные структуры – совет старейшин и борьба за первенство в нем. Здесь вновь оказываются задействованы механизмы, аналогичные действующим в локальной группе. Лидер патриархальной семьи может завоевать первенство на уровне общины, демонстрируя свои способности и таковыми в рамках небольших земледельческих объединений являются способности к редистрибуции. Лидером становится тот, кто, во-первых, пользуется поддержкой своей группы (причем, разумеется, чем больше и богаче последняя, тем больше оказываются подкреплены притязания лидера и таким образом вновь оказывается задействован механизм «социальной компетентности», отчасти снимаемый ранговой институционализацией больше-семейной группы); во-вторых, способный предоставить значительные дары общине в целом. Здесь следует обратить внимание на значимость дарообмена, впервые отмеченную Марселем Мосом. Дарообмен, играющий огромную роль в первобытных обществах (в том числе и на стадии позднего неолита), в рамках земледельческой общины означает способность лидера определенной семейной группы предоставить «внешним» (принадлежащим к иным семейным группам) одноплеменникам дары, ставящие последних в зависимое положение. Механизм такого дарообмена действует следующим образом. Лидер предлагает дары, причем отказаться от получения таковых нельзя. Однако на полученный дар (согласно принципу реципрокного обмена) надлежит «отдариться» (строго эквивалентно – восстанавливая положение до дара, либо в размере, большем чем дар – таким образом предъявляя в свою очередь притязание на преимущество в авторитете). Если возможности отдариться нет, то такое лицо или группа попадают в зависимость от дарящего, повиновением и уважением «возмещая» за дар, «отдаривая» действием. Выиграть в таком соревновании в большинстве случае может только действительно авторитетный и умелый лидер, доказавший уже способность к накоплению и преумножению богатств своей группы.

Лидер земледельческой общины в первую очередь осуществляет функции по редистрибуции, нормализации функционирования общины. Тем самым он приобретает и власть в своей первичной форме – власть-авторитет, не имеющую еще своего институционализированного выражения. Власть фактически приобретает за счет функции распределения земельных участков, регулирования обработки земли и т.п. (что влечет к появлению притязаний вождя на обладание землей, а точнее, к монополизации распоряжения ею). В свою очередь, в рамках функционирования первобытной экономики, такой труд вождя подлежит вознаграждению в рамках реципрокного обмена – даров, приносимых ему, постепенно приобретающих обязательный характер, отвлекаясь от первоначальных своих оснований.

Протогосударства. Проблема генезиса первичных политических структур представляет значительную сложность в рамках современных исторических и социоантропологических исследований. Ясно, что непосредственно из общинных структур политические структуры не образуются – земледельческие общины, подобные описанным ранее, составляют самодостаточные образования и без каких-либо внешних факторов их переход к стадии политических образований не происходит.
По всей видимости, для образования протогосударственных структур необходимо сочетание целого ряда факторов, из которых возможно перечислить следующие:

- во-первых, природно-климатические факторы – возможность интенсивного земледелия и образования значительной доли избыточного продукта (таковые в первую очередь существовали в долинах великих рек – Нила, Тигра и Ефрата, Инда – где наличествует ярко выраженная земледельческая сезонность и высокая «гарантированность» некоторого уровня урожая);

- во-вторых, достаточно высокий уровень техники и технологии, позволяющий организовывать значительное земледельческое производство, требующее расчистки территории и ирригационных работ;

- в-третьих, наличие нескольких «волн» мигрантов, наслаивающихся друг на друга, что обеспечивает динамичное развитие культуры, обогащение технологическими и, что едва ли не более важно, социальными новшествами, во многом порождаемыми проблемами организации сосуществования разноплеменных групп;

- в-четвертых, демографический оптимум – «демографическая насыщенность» территории, причем, по-видимому, к цивилизационному скачку подтолкнуло демографическое давление 5).

В этих условиях на смену общинным социальным образованиям приходит первая политическая форма, которую можно рассматривать в качестве важнейшего шага на пути становления государства – чифдом («вождество»). Возникновение протогосударств стало качественным скачком в развитии – появились первичные административные структуры (вместо прежних форм самоуправления), началась первичная управленческая специализация (жречество, воины, чиновники). Для этой стадии свойственен уже и территориальный отрыв структур управления – возникают обособленные центры управления («столицы»). Возникает и первичная институционализация сбора избыточного продукта – прежние взносы (и на этой стадии сохраняющие отчасти характер даров) принимают форму налогов, с которых, за счет редистрибуции содержится административный (впрочем, очень простой) аппарат.

Как уже было отмечено, на стадии чифдома начинается первичная урбанизация. Возведение городов происходит за счет трудовых повинностей населения, однако население подобных протогосударств весьма незначительно (от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч человек). Соответственно, возможности извлечения трудовых ресурсов населения (в особенности без того, чтобы вызвать организованный протест) довольно незначительны. Власть, нуждающаяся в ресурсах (в том числе для престижного потребления), оказывается вынужденной изыскивать их за пределами подчиненных ей общин – здесь наблюдается феномен, характерный для протогосударств, когда на первый план среди функций данного образования выходит военная. Война, в которой ряд исследователей XIX – 1-й пол. XX века видели источник образования государственной власти, фактически оказывается скорее производной от нее 6).

На стадии чифдома протекает процесс укрепления власти вождя, получающей сакральную легитимацию. В большинстве случаев вождь являлся первосвященником и это способствовало восприятию его как носителя некой божественной благодати («харизмы»). Сакрализация власти имела еще и тот немаловажный аспект, что благоприятствовала наследственности (и тем самым стабилизации) власти. Вожди протогосударств – подобно своим предшественникам из сельских общин – оставались выборными, что при слабости властных институций являлось важным дестабилизирующим фактором. Поскольку в рамках ранних представлений сакральный статус персоны распространялся некоторым образом и на всех родственных ему лиц, то обретение сакральной легитимации ограничивало поле претендентов на власть. Постепенно оформляется и пирамидально-коническая система кланового родства в доме правителя, согласно которой ранжирование происходит по мере удаления от персоны властителя. Характерно, что системы родства 7) в доме правителя зачастую довольно существенно отличались от обычных практик наследования в конкретном обществе.

Выделяют два основных типа чифдома – «простые» и «сложные» 8). «Простые» характеризуются численностью населения в несколько тысяч, одним уровнем политической иерархии над местными общинами и установленной системой ранжирования. «Сложные» имеют численность в десятки тысяч человек, двойной уровень политической иерархии и систему стратификации (что, в частности, проявляется в дифференциации погребений). Важно обратить внимание на двойной уровень политической иерархии над местными общинами – он образуется в силу того, что в состав чифдома входят несколько племен, либо родственных между собой, либо образующих разнородственные группы. В последнем случае как правило вошедшая группа получает автономный статус, будучи связана с основной группой отношениями взаимности, подобными тем, которые описывались применительно к земледельческой общине.

По мере роста численности населения, расширения территории и усложнения социальной структуры, чифдомы все более приближаются по своему характеру к государству. Однако считать сложные чифдомы собственно государствами не позволяет факт сохранения в них родовых устоев, тогда как именно переход от племенного к государственному типу устройства составляет важнейший водораздел в истории человеческого общества. «Сложные» чифдомы, иногда называемые «условными государствами», все-таки сохраняют в своей основе племенные структуры, над которыми (но в тесной связи с которыми) надстраивается протогосударственный аппарат. Ранние государства, наследующие чифдомам, сохраняют многие черты вождества, как в функционировании, так и в легитимации власти. Однако существенные перемены, определяющие государственный уровень развития общества, заключаются в том, что,
- во-первых, за правителем признается право формулировать правовые нормы общеобязательного характера, т.е. наряду с обычным правом возникают законодательно-оформленные нормы;
- во-вторых, формируется профессиональный государственный аппарат (тогда как чифдом опирается на традиционные родовые структуры, модифицируя, но не отменяя их, в рамках более сложного целого);
- в-третьих, основной становится стратификация по классовому (и сословному) признакам, тогда как родовое ранжирование отходит на второй план;
- в-четвертых, возникает территориальная структура как основание государства – если до того подвластность определялась по родовой принадлежности, то теперь определяющим признаком становится место рождения – власть обретает территориальную (а не личную) привязку;
- в-пятых, немаловажным признаком традиционных государств становится урбанизация как процесс создания административных, производственных и торговых центров, мобилизующих ресурсы общества и являющихся центрами территориальной власти.

Примечания:

1) В основе данного раздела лежат взгляды Л.С. Васильева, изложенные им, в частности, в работах: Васильев Л.С. Генеральные очертания исторического процесса (эскиз теоретической конструкции) // Философия и общество. 1997, № 1. – С. 89 – 155; № 2. – С. 90 – 161; Васильев Л.С. История Востока: в 2 т. Т. I / Л.С. Васильев. – М.: Высшая школа, 1998. Соответственно, отдельных ссылок на данные работы по ходу изложения нами не делается.

2) Подобная группа вместе с ее хозяйством в социальной антропологии обыкновенно именуется «компаунд».

3) Надлежит отметить, что престижный тип компенсации в локальной группе – далеко не единственный. Антропологами отмечены и альтернативные варианты – в частности, своего рода «радикального эгалитаризма», когда наиболее успешные (лучшие в добывании средств пропитания) при общем разделе получают наихудшую часть или специально меньшее количество, чем остальные члены группы. Таким образом, даже в весьма простых социальных ситуациях можно наблюдать значительные вариации решения идентичных проблем.

4) Весьма любопытно отметить, что тем самым на социальном уровне происходит переход от символического неравенства локальных групп к материальному неравенству компаунда. Говорить о «возникновении» неравенства на стадии неолита, следовательно, приходится весьма условно, а именно, в контексте материального неравенства, приобретающего институциональный характер.

5) Надлежит отметить, что «демографический взрыв» разрушителем для цивилизационных процессов – быстрое и резкое увеличение численности и, что куда более важно, плотности населения сокрушительно действует на существующие структуры, ломая их в ходе социальных катаклизмов (войны, переселения и т.п.), тогда как устойчивое демографическое давление, вызывая потребность в хозяйственной и социальной перестройке, в то же время давало время на перестройку существующих институтов, позволяя им приспособиться и дать адекватный ответ на происходящие перемены.

Следует отметить, что военная угроза и потребности обороны служат важнейшим фактором вторичного образования государств, когда угроза от объединения, уже достигшего прото- или собственно государственной стадии, мобилизует или даже вызывает процессы государственного объединения в общностях, стоявших на догосударственной стадии развитии. Разумеется, без определенных внутренних предпосылок и в этом случае не происходит возникновения государственной власти, однако военная угроза зачастую становилась важнейшим фактором для обществ, вне ее эффективно и устойчиво функционировавших на догосударственной стадии. В этой ситуации зачастую наблюдается процесс становления племенных протогосударств – т.е. когда политические структуры вырастают на племенной основе и оказываются в течение довольно длительного времени функционирующими таким образом (напр., ряд объединений кочевых народов или политические образования древних германцев).

Термины «конический клан», или «рэмедж» (англ. ramage – «ветвь») были предложены в 30-х годах XX в. Конический клан, по определению М. Салинза, – это экзогамная, внутренне стратифицированная, однолинейная генеалогическая группа. Критерием стратификации является расстояние от старшей линии потомков. Таким образом, в коническом клане статус отдельного индивида зависит от родственной близости к предку-основателю и линии его прямых потомков. Последняя считается старшей.

См.: Корякова Л.Н. Концепция вождества и государства // http://virlib.eunnet.net/books/ironage/part1/lider.html

Текст для публикации предоставлен автором.

Вернуться к оглавлению


Далее читайте:

Египет (справочная статья).

Китай (хронологическая таблица по историческим периодам).

Тесля Андрей. Моизм.

Гобино, Жозеф Артур де - Опыт о неравенстве человеческих рас, Москва, "Одиссей" - "Олма-пресс", 2001 г. КНИГА ВТОРАЯ. Древние цивилизации от Центральной Азии до юго-западной окраины материка. Глава  IV. Ассирийцы; евреи; хореяне. Глава V. Египтяне; эфиопы. КНИГА ТРЕТЬЯ Цивилизация, распространившаяся от Центральной Азии на юг и юго-восток. Глава I. Арийцы; брахманы и их общественная система. Глава V. Китайцы. и другие главы.

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку