Феликс Юсупов

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Ю >

| Предисловие | I | II | III | IV | V | VI | VII | VIII | IX | X | XI | XII | XIII | XIV | XV | XVI | XVII | XVIII | XIX | XX | XXI |

 

 



Феликс Юсупов

-

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Феликс Юсупов

Воспоминания

Конец Распутина

VI

 Через несколько дней мне позвонила по телефону M.Г. и сообщила.

- Завтра у нас будет Григорий Ефимович. Ему очень хочется с вами повидаться И он и я, мы очень просим вас завтра к нам прийти.

Я невольно вздрогнул, выслушав это приглашение . Сам собой открывался путь для достижения моей цели, но, идя по этому пути, я вынужден был обманывать человека, который искренне был ко мне расположен. Она не могла, да и не должна была подозревать, с какими намерениями я буду поддерживать знакомство с Распутиным. Однако и я, приняв известное решение не мог и не должен был отступать.

Когда на следующий день я пришел к Г., я застал там М.Г. и ее мать.

Обе они уже давно мечтали о том, чтобы я подружился с Распутиным. Было очевидно, что их волнует предстоящая моя встреча с ним. Через некоторое время приехал и он сам.

С тех пор как я первый раз видел Распутина, он очень переменился.

Вероятно, обстановка, в которой теперь вращался и жил этот мужик, оторванный от свойственной ему здоровой физической работы, потонувший в полной праздности, проводящий свои ночи в кутежах, наложила на него свой неизбежный отпечаток. Его лицо стало одутловатым, и он как-то весь обрюзг и опустился. Одет он был уже не в простую поддевку, а в шелковую голубую рубашку и бархатные шаровары. Весь его вид производил отталкивающее впечатление чего-то необычайно отвратительного Держал он себя очень развязно.

Увидав меня, он прищурился и сладко улыбнулся, потом быстро подошел ко мне, обнял и поцеловал. Прикосновение Распутина вызвало во мне трудно преодолимое чувство гадливости, однако я пересилил себя и сделал вид, что очень рад встрече с ним.

Я заметил, что с M.Г. и ее матерью он обращался с еще большей фамильярностью, нежели прежде. Он хлопал их по плечу, по спине, а когда они предложили ему сесть к столу и выпить чаю, он даже не удостоил их ответом.

Он был в тот день чем-то озабочен, беспокойно ходил взад и вперед по комнате и несколько раз спрашивал M.Г. не вызывали ли его по телефону

Но все же потом он сел рядом со мной и начал меня расспрашивать, что я делаю, где служу, скоро ли поеду на войну. Его покровительственный тон меня крайне раздражал, но я должен был казаться любезным и отвечал на его вопросы.

M.Г. с напряженным вниманием следила за нашим разговором.

Подробно узнав все, что его интересовало касательно меня, Распутин заговорил какими-то отрывочными, бессмысленными фразами о боге, о братской любви. Я старался было вникнуть в содержание его речи, отыскать в ней что-нибудь оригинальное, своеобразное, но чем больше я к ней прислушивался, тем больше убеждался, что это все тот же набор слов, какой я слышал еще четыре года назад, при нашей первой встрече.

Слушая нелепое бормотание Распутина, я глядел на благоговейно-внимательные лица его поклонниц, боявшихся пропустить хотя бы единый звук его бессвязной "проповеди", которая, конечно, казалась им полной глубокого и таинственного смысла.

"До какого помрачения могут умственно и нравственно опуститься люди, - думал я. - Этот обнаглевший негодяй бесстыдно их морочит, но они не хотят очнуться. Именно не хотят. Их приятно пьянит дурман этого распутинского наваждения. Полуграмотный мужик, разваливающийся на мягких креслах, произносящий с апломбом первые попавшиеся слова, какие взбредут ему в голову, для них это - новое, невиданное, это волнует им нервы, наполняет их время, может быть, даже повергает в истерический экстаз.. Но ведь этот мужик тешится не только над женской экзальтированностью. он тешится над целой страной, он играет участью великого многомиллионного народа, толкает к гибели Россию и ее царя"

Я вспомнил мой разговор с великим князем о тех лекарствах, которыми намеренно помрачали сознание государя. Впрочем, не он один говорил мне об одурманивающих травах.

Распутин очень дружил с тибетским врачом Бадмаевым, жившим в то время в Петербурге. Бадмаев приехал в Россию еще при императоре Александре III. Он был по происхождению тибетец и выдавал себя за высокообразованного врача, но по русским законам медицинская практика ему не была разрешена. Тем не менее он тайно принимал больных и так как очень дорого брал и за свои советы, и за лекарства, которые, кстати, сам и изготовлял, то составил себе довольно большое состояние. Несколько раз за незаконное знахарство его привлекали к уголовной ответственности, однако он по-прежнему оставался в Петербурге и продолжал тайно лечить доверчивых людей, обращавшихся к нему за помощью.

Был ли Бадмаев действительно одним из настоящих тибетских ученых лам, знающих все тайны тибетской медицины, основанной на многовековом изучении свойств различных растений, или он был только ловким знахарем, умевшим пользоваться некоторыми средствами, - решить трудно. Но как человек он представлял собою тип авантюриста самой низкой марки, ищущего денег и положения.

Он очень дружил с подонками петербургского политического мира вроде известного проходимца, журналиста и дельца Манасевича-Мануйлова и князя M.M. Андроникова, темные интриги и мошенничества которых были разоблачены после революции.

Бадмаев всячески домогался влияния в политических сферах, и, как только Распутин стал играть видную роль в Царском Селе, тибетский авантюрист не замедлил завязать с ним самую тесную дружбу.

Лечение Распутиным государя и наследника различными травами, конечно, производилось при помощи Бадмаева, которому несомненно были известны многие средства, незнакомые европейской науке. Сообщество этих двух людей - темного тибетца и еще более темного "старца" - невольно внушало ужас. И, вспомнив обо всем этом, посмотрев на уверенно-небрежную позу Распутина, я понял, что никакая сила уже не может поколебать принятого мною решения.

Между тем разговор, вернее, монолог Распутина продолжался.

С благочестивых рассуждении он перешел на тему, которая близко его касалась. Он стал говорить о "несправедливом отношении к нему злых людей, которые только и делают, что клевещут" на него, стараются его очернить в глазах царя и царицы. При этом он рассказывал, что приносит людям счастье и что все те, которые находятся в дружеских отношениях с ним, угодны господу богу, а противящиеся ему всегда бывают наказаны.

Не раз слышав о том, что Распутин хвастается тем, что обладает даром исцелять всякие болезни, я решил, что самым удобным способом сближения с ним будет попросить его заняться моим лечением, тем более что как раз в это время я чувствовал себя не совсем здоровым. Я ему рассказал, что уже много лет я обращаюсь к разным докторам, но до сих пор мне не помогли.

- Вылечу тебя, - сказал Распутин, выслушав меня с большим вниманием - Вылечу Что доктора? Ничего не смыслят. Так себе, только разные лекарства прописывают а толку нет... Еще хуже бывает от ихнего лечения. У меня, милый, не так, у меня все выздоравливают, потому что по-божьему лечу, божьими средствами, а не то что всякой дрянью. Вот сам увидишь.

В этот момент зазвонил телефон Распутин, услышав его, прекратил беседу со мной и очень заволновался.

- Это меня наверно, - сказал он и, обратившись к М.Г, повелительным тоном распорядился - Сбегай, да погляди в чем дело, узнай там.

M.Г., ничуть не оскорбленная таким обращением, покорно встала и пошла на звонок.

Оказалось, что Распутина вызывали к телефону. Разговор Длился недолго, он вернулся расстроенный, угрюмый, молча распростился с нами и поспешно уехал.

Эта встреча со "старцем" произвела на меня довольно неопределенное впечатление, и я решил пока не искать свидания с ним, но ждать, когда он сам захочет меня видеть.

Вечером в тот же день я получил записку от M.Г. от имени Распутина она просила у меня извинения за то, что моя с ним беседа была прервана его внезапным отъездом, и приглашала меня опять приехать к ней на следующий день и в тот же час. В этой же записке она по поручению "старца" просила меня захватить с собой гитару, так как Распутин очень любит цыганское пение и, узнав, что я пою, выразил желание меня послушать.

Захватив с собой гитару, я в условленное время отправился в дом Г. и приехал, как и в первый раз, когда Распутина еще не было.

Воспользовавшись его отсутствием, я спросил у М.Г., почему он так внезапно уехал от них вчера.

- Ему сообщили, что одно важное дело приняло нежелательный оборот, - ответила она и добавила - Но теперь, слава богу, все улажено Григорий Ефимович рассердился, накричал, а там испугались и послушались.

- Где там? - спросил я. M.Г. молчала и не хотела отвечать. Я стал настаивать.

- В Царском - наконец проговорила она неохотно. - Больше я вам ничего не скажу, скоро сами услышите.

Позднее я узнал, что дело, столь тревожившее Распутина, касалось назначения Протопопова министром внутренних дел. Распутинская партия во что бы то ни стало желала провести это назначение, на которое государь не соглашался. И вот стоило только Распутину самому съездить в Царское и, как выразилась M.Г., "рассердиться и накричать", - тотчас же все было исполнено согласно его воле.

- Разве и вы тоже принимаете участие в назначении министров? - спросил я M.Г. Она смутилась и покраснела.

- Мы все по мере наших сил помогаем Григорию Ефимовичу, кто чем может Ему одному все-таки трудно, он очень занят многими делами, и ему нужны помощники.

Наконец приехал Распутин. Он был весел и разговорчив.

- Ты прости меня, милый, за вчерашнее - сказал он мне. - Ничего не поделаешь. Приходится худых людей наказывать, больно много их развелось за последнее время.

Затем, обращаясь к M Г, он продолжал.

- Все сделал Самому пришлось туда съездить. А как приехал, прямо на Аннушку и наткнулся, она все хнычет да хнычет, говорит дело не выгорело, одна надежда на вас, Григорий Ефимович Слава богу, что приехали! Иду и вижу, Вырубова (Здесь и далее прим автора) что сама1 тоже сердится да надутая, а он2 себе гуляет по комнате да насвистывает. Ну, как накричал маленько - приутихли. А уж как пригрозил, что уеду и вовсе их брошу, - тут сразу на все согласились. Да... Наговорили им, что то нехорошо, другое нехорошо.. А что они сами-то понимают? Слушали бы больше меня уж я знаю, что хороший он3, да и в бога верует, а это самое главное.

Распутин окинул всех самодовольным и самоуверенным взглядом, потом обратился к M.Г.

- Ну, а теперь чайку попьем. Что же ты не угощаешь? Мы прошли в столовую М.Г. разлила нам чай, придвинув Распутину сладости и печенья разных сортов.

- Вот, милая, добрая, - заметил он, - всегда-то она обо мне помнит, приготовит, что люблю. А ты принес с собой гитару? - спросил он меня.

- Да, гитара со мной.

- Ну, спой что-нибудь, а мы посидим да послушаем. Мне стоило громадного усилия заставить себя петь перед Распутиным, но я все же взял гитару и спел несколько цыганских песен.

- Славно поешь, - одобрил он, - душа у тебя есть. Много души. А ну-ка, еще!

Я пропел еще несколько песен, грустных и веселых, причем Распутин все настаивал, чтобы я продолжал пение. На конец я остановился.

- Вот вам нравится мое пение, - сказал я ему, - а если бы вы знали, как у меня на душе тяжело. Энергии у меня много, желания работать тоже, а работать не могу - очень быстро утомляюсь и становлюсь больным...

- Я тебя мигом выправлю. Вот поедешь со мной к цыганам - всю болезнь как рукой снимет.

- Бывал я у них, да что-то не помогло. Распутин рассмеялся:

- Со мной, милый, другое дело к ним ехать. Со мной и веселье другое и все лучше будет - и Распутин рассказал со всеми подробностями, как он проводит время у цыган, как поет и пляшет с ними.

M.Г. и ее мать были смущены и озадачены такой откровенностью "праведного старца"

- Вы не верьте, - говорили они, - это Григорий Ефимович все шутит и нарочно на себя наговаривает.

Распутин за эту попытку защитить его репутацию настолько рассердился, что даже стукнул кулаком по столу и прикрикнул на обеих. Мать и дочь сразу притихли. "Старец" опять обратился ко мне.

- Ну как? Поедешь со мной? Говорю, вылечу. Сам увидишь, вылечу, и благодарить станешь Да, кстати, и ее захватим с собой, - сказал он, указывая на M.Г.

Она сильно покраснела, а мать ее сконфуженно начала увещевать Распутина.

- Григорий Ефимович, да что с вами? Зачем вы на себя клевещете? Да еще и дочку мою сюда припутали. Куда ей ехать? Она все богу с вами ходит молиться, а вы ее к цыганам зовете. Нехорошо так говорить.

- А ты что думаешь? - злобно посмотрев на нее, сказал Распутин - Разве не знаешь, что со мною везде можно и греха в том никакого нет? Чего раскудахталась?

- А ты, милый, - заговорил он опять со мной, - не слушай ее, а делай, что я говорю, и все хорошо будет.

Предложение ехать к цыганам мне совсем не улыбалось, но прямо отказаться было нельзя, и я ответил Распутину на его приглашение уклончиво и неопределенно, ссылаясь на то, что нахожусь в Пажеском корпусе и не имею права ездить в увеселительные места.

Но Распутин настаивал на своем, уверяя, что он переоденет меня до неузнаваемости и все останется в секрете. Окончательного ответа он все же не добился я лишь обещал позвонить ему вечером по телефону.

Распутин, видимо, чувствовал ко мне симпатию, на прощание он сказал

- Хочу тебя почаще видеть, почаще. Приходи ко мне чайку попить, только уведоми заранее.

Примечания:

1 императрица Александра Федоровна

2 Государь

3 Протопопов

4 Император.

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку